Старый 26.10.2010, 12:34   #21
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию



ПЕРСЕЙ
.

Одному из потомков Геракла и Даная, царю Аргоса, самого древнего и могущественного из городов Арголиды, Акрисию было предсказано оракулом погибнуть от руки внука. Встревоженный царь приказал заточить красавицу дочь Данаю в глубокое подземелье, чтобы она никогда не стала матерью. Но нет преград для всевидящего и всемогущего Зевса! Он проник сквозь решетку медного терема, служившего девушке темницеЙ, звонким золотым дождем. Даная родила прекрасного младенца, назвав его Персеем (P e r s e u z).
Через десять лун Акрисий, проходя мимо подземелья, услышал голос ребенка и догадался, что его предосторожности не помогли. Рассвирепев, он приказал слугам сбить деревянный ящик, сам посадил туда дочь с внуком и безжалостно столкнул их в бурное море.
Услышали нереиды детский плач, увидели сквозь щели в досках младенца и залюбовались им. Прекратив свои буйные забавы, они понесли ящик, качая его на плечах, как люльку, к каменистому островку, чье имя Сериф. И задремал Персей на руках у Данаи, плывя навстречу своей великой судьбе.
В то утро у берегов Серифа промышлял один из рыбаков, Диктис. Почувствовав, что сеть зацепила нечто тяжелое, он подтянул этот предмет багром и поднял на лодку. И развалился ящик. Из него вышла молодая женщина невиданной красоты со спящим младенцем. От удивления вскинул рыбак вверх руки и вознёс молитву богам, пославшим такой необыкновенный улов.
В бухточку, куда причалила лодка, собрались стар и млад. Явился и царь острова Полидект. Глядя с восхищением на Данаю, он протянул ей руку.
- Меня не интересует, - сказал царь, - за что ты потерпела такую суровую кару. Я беру тебя в свой дом. А твою дочь накормят пастухи...
- Это не дочь! - гордо проговорила Даная, разворачивая младенца.- Это сын, сын Зевса.
Многие простые люди упали на колени или преклонили головы. Полидект же не шевельнулся. По его губам скользнула недоверчивая улыбка.
Шли годы, Персей с матерью жили в доме царя, а Полидект не оставлял надежд сделать Данаю своей женой. Но гордая аргивянка отвечала на все его просьбы отказом. Ей ли, замеченной самим Зевсом, быть женой смертного! Любуясь сыном, она размышляла о его будущем. "Известно ли о нем Зевсу? Почему он не дает знака своей милости? Может быть, опасается мстительной Геры?"
Все меньше оставалось у Полидекта надежд. Теперь Персей смог бы защитить мать, и царь решил от него избавиться. Вызвав юношу к себе, он сказал:
- Долго ли ты будешь сидеть здесь под крылом матери? В твоем возрасте даже те, у кого отцы простые смертные, совершают великие подвиги.
- Я готов сделать все, что ты прикажешь, царь,- спокойно ответил Персей.
- Тогда принеси мне голову горгоны Медузы. Да поможет тебе в этом твой отец Зевс.
По тону, каким были сказаны эти слова, Персей догадался, что царь задумал недоброе. Но он еще не знал, где находится эта горгона Медуза и можно ли ее одолеть.
- Хорошо, - отозвался юноша. - Клянусь моим отцом Зевсом, что ты получишь эту голову.
В тот же день, простившись с матерью, Персей покинул остров, заменивший ему родину.
Нет! Не забыл Зевс среди своих забот и дел о сыне. Боги помогли ему, оснастив его в дорогу крылатыми сандалиями, шлемом-невидимкой и сумкой, принимавшей размеры и форму предмета, который в нее клали.
Получив эти дары, Персей вооружился острым кривым ножом, подарком Гермеса. Поднявшись в воздух на крылатых сандалиях, он отрубил голову смертной Медузе, одной из трех сестер-горгон, глядя в блестящий щит, подаренный Афиной, чтобы не встретиться взглядом с глазами Медузы, превращавшими все живое в камень. От других горгон Персей скрылся с помощью шлема-невидимки, спрятав голову Медузы в заплечную сумку...



Последний раз редактировалось galant; 30.10.2010 в 18:54..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 28.10.2010, 13:30   #22
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

ВСТРЕЧА ПЕРСЕЯ С АТЛАНТОМ.

..В ликовании от совершенного подвига, придававшем полету невиданную скорость, не заметил Персей, что уже несколько раз пролетел одно и то же место. Но когда спустилась ночь, это ему показали звезды. Трижды он увидел клешни Рака. Опасаясь заблудиться, он опустился в Гесперии, крайней стране земли, отданной богами титану Атланту. Пробираясь сквозь бесчисленное стадо овец, дошел Персей к утру до каменной стены и увидел за нею раскидистые деревья. Из-за зеленых листьев то там, то здесь высовывались пылавшие на солнце золотые плоды. Услышав злобное рычание, понял герой, что это сад дочерей титана, нимф гесперид, который Атлант обнес стеной и поручил охранять огромному дракону. А вот и сам Атлант ростом с гору.
"Как он велик! - подумал Персей. - Я перед ним муравей. Но разве ростом определяется величие подвига?!"
- Эй, господин горы! - крикнул он во всю мочь.
Но, кажется, Атлант его не услышал. А может быть, он не удостаивал его своим вниманием.
- Эй! - повторил герой громче. - Может быть, по сравнению С тобой я мал, но мой отец - Зевс, и совершил я такое, что тебе и не снится...
Вздрогнул титан при слове "Зевс", и вместе с ним дрогнула земная ось. Помнил Атлант о предсказании Фемиды: "Время наступит, Атлант, и ограблено будет золото с твоего дерева, и лучшая часть достанется Зевсову сыну". Но этот хвастливый пигмей не похож на сына Зевса.
- Прочь отсюда! - крикнул титан громовым голосом. - Знай, что тебе не поможет слава тобой сочиненных подвигов, да и сам Зевс...
- Если ты мне не веришь, то взгляни на это, - воскликнул Персей. Взглянул Атлант на лицо горгоны и окаменел. Стал титан горою, его плечи и руки преобразились в хребты, огромная голова превратилась в круглую голую вершину, а борода - в поднимавшиеся к ней кустарники.
Впервые осознав свое могущество и сам им напуганный, Персей взметнулся ввысь. И снова за его спиной свистит воздух, а внизу один вид сменяет другой. Так он оказался на крайнем юге земли, над страной обожженных Гелиосом эфиопов. Сверху он видел черные спины и курчавые головы, слышал треск барабанов, в которые эфиопы колотили без устали. А вот и Океан, с которым соприкасается страна черных людей...

Последний раз редактировалось galant; 30.10.2010 в 18:55..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 30.10.2010, 11:44   #23
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию



СПАСЕНИЕ АНДРОМЕДЫ И ЖЕНИТЬБА НА НЕЙ.

...Но что это? Персей увидел скалу и у её уходящего в волны подножья что-то белое, напоминающее очертанием девичье тело. Приблизившись, герой понял, что зрение его не обмануло. Там была прикована девушка необыкновенной красоты.
- Кто ты? - спросил Персей. - За что эта кара? Ничего не ответила дева. По ее бледным щекам потекли слезы. Персей опустился на скалу и увидел рядом одетых в траур мужчину в царской короне и женщину со следами красоты, почти уничтоженной горем.
- Спроси об этом меня, - закричала женщина, протягивая к Персею руки.- Это мой болтливый язык всему виной. Я, Кассиопея, гордилась своей красотой и хвасталась, что прекраснее всех. Мои безумные речи услышали нереиды и передали их Посейдону. А он наслал на нашу страну чудище, подобное исполинской рыбе. Стонами наполнилось царство моего супруга Цефея. И когда обратились к оракулу, он посоветовал, дабы умилостивить Посейдона, отдать чудовищу мою несчастную дочь.
Не успела закончить Кассиопея свою речь, как из воды высунулась огромная пасть с двумя рядами острых зубов. Гоня хвостом волны, зверь двигался к скале, где висела ни жива ни мертва Андромеда.
Со скоростью камня, выпущенного из пращи, сорвался Персей со скалы и опустился на спину чудовища. Увидев скользнувшую тень, зверь повернулся с удивительной быстротой и, подпрыгнув, сомкнул челюсти. Но Персей уже был в воздухе. Изловчившись, он нанес первый удар. Кривой меч вошел в бок чудовища до рукояти. Еще раз взметнулся зверь. Но герой, вновь избегнув его ярости, вонзил меч с другой стороны. Сандалии намокли в воде и держали юношу с трудом. Понесся Персей к скале и, ухватившись за ее вершину, поразил зверя вновь и вновь в пространство между чудовищными ребрами. Обмяк зверь и поплыл по окровавленной воде, как огромный надутый бурдюк. Бросаются к герою потрясенные пережитым царь и царица. Но Персей уже занят пленницей. Он вырывает из скалы вбитые туда медные клинья для оков и освобождает затекшие руки и ноги Андромеды.
- Вот ваша дочь! - сказал он родителям, протягивая пришедшую в чувство Андромеду.
- Ты ее спас,- произносит царь. - Она твоя, чужеземец. И пусть мои владения будут приданым.
В тот же день в царском дворце шумела свадьба, какой мир не видывал. Не было конца здравицам в честь героя с пожеланиями счастья молодым. Когда же было покончено с поздравлениями, с трапезой и с дарами щедрого Диониса, поднялся старший из гостей и спро
сил, откуда жених родом и как ему удалось одолеть чудовище...

Последний раз редактировалось Маруся; 17.06.2016 в 16:27..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 31.10.2010, 10:46   #24
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию



РАСПРАВА НАД ЖЕНИХОМ АНДРОМЕДЫ ФИНЕЕМ И ЕГО СООБЩНИКАМИ.

..Но не успел Персей поведать о своих приключениях. Раздался воинский клич, топот ног и звон оружия. В торжественный зал ворвался первый жених Андромеды Финей с вооруженными друзьями и слугами.
- Вот ты, похититель невест! - воскликнул он. - Тебе не поможет и сам Зевс, даже будь он твоим отцом!
И разгорелась битва. Многих врагов поразил меч Персея. Но Персей был один, врагов же множество. В сторону героя летели копья и дротики. Ему пришлось укрыться за колонной. И тут юноша вспомнил про голову Медузы. Вытащил он ее из сумки и, крикнув: "Кто мне друг, отвернитесь!" - выставил перед собой как щит. При взгляде на голову Медузы наступающие оцепенели. Зал наполнился каменными статуями в самых разнообразных позах.
Ужас объял Финея при виде того, что стало с его друзьями и слугами. Он упал на колени, моля Персея о прощении. Но герой был беспощаден.
- Отныне ты будешь главным украшением этого зала!- крикнул он, направляя на него голову Медузы.
И застыл коленопреклоненный Финей, став памятником предательства и трусости. Ведь он не подумал спасти Андромеду, когда она оказалась в беде, а захотел отнять у человека, жертвовавшего ради ее спасения жизнью...
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 02.11.2010, 12:31   #25
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

СПАСЕНИЕ ДАНАИИ ОТ ПРИТЯЗАНИЙ ПОЛИДЕКТА.

..Пока Персей совершал свои подвиги, на острове Серифе Полидект решил осуществить свое давнее намерение.
Однажды утром царь с толпой слуг решительно вошел в покои Данаи.
- Твой сын погиб! - прошипел он, подступая к испуганной женщине.- Разве дано смертному справиться с тремя горгонами?
- Его защищают боги! - твердо произнесла Даная.
- Посмотрим, как они защитят тебя! - усмехнулся Полидект и дал знак слугам. Они потащили Данаю в темницу.
Как не похожа была эта темница на ту, озарявшуюся золотистым светом, куда проникал, лаская тело и радуя глаз, неукротимый поток золотых капель. Забыл непостоянный Зевс о своей бывшей возлюбленной, не увидел, как несколько дней ей не давали ничего кроме воды. Появившись через несколько дней, царь спросил, не одумалась ли Даная. Она безразлично ответила, что согласна на все.
Торжествуя, Полидект пригласил на свадьбу едва ли не всех обитателей острова. Гости не могли поместиться в мегароне, и столы были расставлены в просторном дворе.
Приглашенные заняли места. Вошли Полидект и Даная.
Но не суждено было начаться свадебному пиру. Едва царь дал знак к началу торжества, как послышался конский топот и почти в то же мгновение у входа выросла фигура Персея.
- Свадьба не состоится! - закричал он. - Всем известно, что мою мать принудили к ней силой. Да если бы она и была согласна, не даю согласия я, ее сын!
Гости зашумели, то ли одобряя смелость юноши, то ли осуждая его дерзость. Но все затихло, когда, вскочив со своего места, Полидект рванулся навстречу нежданному гостю:
- Сначала расскажи, трус, как ты выполнил мое поручение!
- Ты этого требуешь, царь?
- Да, требую!
- Тогда убедись!
Выхватив из сумки голову Медузы, Персей направил ее на тирана, и тот немедленно превратился в каменное изваяние. Не дожидаясь, когда их постигнет та же участь, гости в ужасе разбежались...
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 03.11.2010, 10:38   #26
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

ВОЗВРАЩЕНИЕ В АРГОС, СМЕРТЬ ДЕДА ПЕРСЕЯ.

..Не захотел Персей оставаться на острове, принесшем столько страданий его матери. Передав власть рыбаку Диктису, который в свое время вытащил из моря ящик, он отплыл с женой и матерью на родину, в Арголиду, уверенный, что слава его подвигов смягчит гнев сурового деда. Но Акрисий не пожелал увидеть героя. При известии о возвращении дочери и внука он бежал в далекую Фессалию.
Прибыв в Аргос, Персей возвратил нереидам сандалии, шлем-невидимку и чудесную сумку, Гермесу отдал его меч. Владычица Афина получила свою и впридачу к ней голову Медузы, которую она прикрепила на щит (Apollod. II 4, 1-4). Богиня прикрепила ее на своем сверкающем панцире и стала еще могущественнее.
Затем Персей отправляется на поиски деда. Он находит его в Ларисе, городе фессалийских пеласгов, и уговаривает вернуться на царство. Но как раз перед их отъездом царь Ларисы устроил погребальные игры в память своего отца. Во время соревнований неудачно брошенный Персеем диск насмерть сразил Акрисия.
Похоронил Персей деда у ворот Ларисы и, убитый горем, вернулся в Аргос. Но не смог он править городом, чей царь пал от его руки. Решил герой передать власть одному из родственников, а сам переселился в Тиринф, где и стал царем.
Как раз в это время совершал победное шествие по всем землям бог Дионис со своей свитой. Долгие годы между Персеем и Дионисом шла война. Много столетий спустя в Олимпии показывали могилы убитых героем менад. Об исходе же его борьбы с богом рассказывали по-разному. Одни говорили, что Персей примирился с Дионисом и дал ему в Арголиде землю, где умерла и была похоронена Ариадна. Другие утверждали, что герой убил Диониса и бросил его голову в Лернейское болото.
В знак ли одержанной победы или просто из желания оставить о себе память как о строителе городов Персей основал неподалеку от Тиринфа Микены, чтобы было где править его потомкам.
Мифы о Персее типичны для становления героической мифологии и утверждения власти олимпийцев на земле через своих потомков. Заметны черты сказочных сюжетов (освобождение царской дочери и награда), а также древних фетишистских мотивов (шапка-невидимка, крылатые сандалии и др.).
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 12.11.2010, 17:40   #27
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию



ФАЭТОН

Прекрасноволосая океанида Климена родила ослепительному Гелиосу семь дочерей-гелиад и сына Фаэтона (F a e q w n) - по другой версии, он сын Эос и Кефала, либо Титона,- единственного из смертных, посмевшего нарушить установленный богами порядок.
Земля была еще объята мраком, когда Гелиос направился в конюшню, где храпели и били копытами его горячие кони. Привычными движениями он подкатил колесницу и впряг в нее лошадей. В это мгновение за спиной послышались торопливые шаги, и перед светлыми очами Гелиоса предстал Фаэтон. И стал взгляд Гелиоса еще светлей, ибо у могучего бога была единственная слабость - он любил сына от Климены больше, чем других детей, и не мог ни в чем ему отказать.
- Отец! - воскликнул Фаэтон.- Дозволь мне прокатиться на твоей колеснице. К утру завтрашнего дня я тебе ее возвращу.
Несколько мгновений Гелиос молчал, пораженный необычностью просьбы.
- Что это тебе вздумалось?! - наконец проговорил он.- Ведь то, что я делаю уже мириады лет,- не забава.
- Дозволь, отец! - настойчиво повторил юноша, и слезы блеснули у него на глазах.- Мои товарищи насмехались надо мной! Иначе они не поверят, что ты мой отец. А твою работу я проделаю не хуже тебя.
- Подумай, сын! - проговорил Гелиос с тревогой в голосе.- Усидеть ли смертному в моей колеснице, если ни один из богов не берется ею управлять? Мои крылатые кони несутся как вихрь, преодолевая за один день такое расстояние, какое самый быстрый корабль не пройдет и за год. К тому же ты не знаешь дороги. Стоит от нее отклониться, как нарушится заведенный в мире порядок.
- Но ведь ты сам говорил,- возразил Фаэтон,- что по небу проложена колея и кони к ней привыкли.
- Привыкли,- согласился Гелиос.- Но они норовисты. Сможешь ли ты удержать их?
- Удержу! - самонадеянно воскликнул юноша.- Ты считаешь меня мальчиком, а я...
Фаэтон обнял отца, сколько было сил.
Затрещали кости Гелиоса, и он с трудом освободился из сыновьях объятий.
- Я вижу, ты силен! - с гордостью произнес отец.- Наклони голову, я одену на тебя венец. Возьми поводья, и что бы ни случилось, их не отпускай. Фаэтон быстро вскочил на колесницу. В это же мгновение распахнулись ворота и колесница вылетела в открытое пространство, как медный диск, брошенный рукою атлета.
Новое, еще не испытанное чувство полета наполнило сердце юноши гордыней. "Я,- с ликованием думал он,- правлю солнечной колесницей, и весь мир в моих руках".
Кони неслись бесшумно, и об огромной скорости можно было судить лишь по тому, с какой стремительностью летели навстречу и скрывались за горизонтом звезды, как быстро бледнела и растворялась в утреннем тумане Селена, и сама колесница из ярко-красной становилась белой, меняя цвет, как металл под сильным огнем.
Все быстрее и быстрее мчались кони, но Фаэтону было этого мало. Забыв обо всем, он гнал их бичом. Внезапно колесница накренилась, Фаэтон испугался, поняв, что колеса выскочили из наезженной колеи. Вспомнив последние слова отца, он крепче натянул поводья, но было уже поздно. Охваченная пламенем солнечная колесница металась по небу, то взмывая вверх, то падая вниз. Край неба потемнел, и выступили звезды, каких еще не видели смертные. Можно было подумать, что их привлекло необыкновенное зрелище взбесившегося Солнца. Совсем в другом краю горизонта показалась Селена. Но лик ее так исказился, словно это была совсем другая царица ночи.
Хуже всего пришлось Земле. Задымились покрытые лесами горы, и каждая из них стала огнедышащим вулканом. В реках закипела вода. Море вышло из берегов и обрушило на скалы кипящие валы. Населявшие тогда мир чудовищные драконы сгорали от невыносимой жары. Уцелели лишь те, которые забились в глубокие пещеры, чтобы через многие тысячи лет героям было на ком проверять свою доблесть.
И стала бы мертвой земля, если бы не Зевс. Он выхватил из колчана одну из самых разрушительных молний и кинул в Фаэтона. Разбежались безсмертные кони Гелиоса, а обломки колесницы разлетелись по всему свету, и еще теперь на земле можно отыскать ее остатки - сплавившиеся безформенные куски небесного металла. Лишь блюстительницы закона эринии смогли вернуть на место разбушевавшихся солнечных коней. Долго искала нимфа прах сына, пока не обнаружила его на берегу сказочной реки запада Эридана. Она, захоронив юношу, вернулась к себе на дно, а ее дочери гелиады остались на берегу реки, ибо скорбь их была безутешна. Горестный плач в конце концов надоел Зевсу, и он превратил сестер Фаэтона в плакучие ивы и тополя.
Жизнь вошла в свою колею. Только на огромном зеленом теле Геи-Земли появились желтые плеши пустынь, да в небе остался дымный Млечный Путь, след легкомыслия Гелиоса и безрассудства его несчастного сына. И еще появился янтарь - застывшие слезы гелиад.

Мифы и легенды Греции ·
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 16.11.2010, 16:25   #28
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

ТРОЯНСКАЯ ВОЙНА

Моровая язва, насланная Аполлоном. Гнев Ахилла

Гомер "Илиада", I 1-32: Нервом огромной поэмы является конфликт между Агамемноном, облеченным высшей властью военного предводителя, и доблестным героем Ахиллом. Начало этого конфликта, названного "гневом Ахилла", восходит к прибывшему в лагерь ахейцев посольству Хриса, умолявшего героев вернуть ему дочь Хрисеиду и обещавшего за нее царский выкуп. Все согласились пойти навстречу жрецу, кроме Агамемнона, набросившегося на старика с бранью:
- Уходи, пока цел! А то не поможет тебе и жреческий жезл Аполлона!
Гомер "Илиада", I 33-42: Испугался Хрис и, не сказав ни слова, пошел на берег многошумного моря. Там он в страстной молитве призвал Аполлона, которому верой и правдой служил долгие годы, покарать ахейцев за его скорбь и обиду:
- Отплати же за мои слезы своими стрелами!
Гомер "Илиада", I 43-53: Внял Аполлон мольбе своего служителя. Пылая яростью, устремился он на вершину ближайшей горы и натянул свой серебряный лук. Стрелы, догоняя одна другую, неслись в стан ахейцев, и один за другим умирали воины от болезни, против которой безсильно врачебное искусство людей. Задымились погребальные костры. За девять дней у безпощадного Таната было больше забот, чем за все предшествующие годы войны у стен Трои.
Гомер "Илиада", 54-67: Ахилл, которому было чуждо равнодушие к судьбам товарищей, первым созвал ахейцев на сходку и обратился к Агамемнону с просьбой узнать у богов, что явилось причиной их гнева.
Гомер "Илиада", I 68-100: Калхант, находившийся тут же, взял слово и сказал, что разгневан Аполлон, но причину его гнева он откроет лишь, если Ахилл не даст его, Калханта, в обиду. Ахилл поклялся, что не даст никому тронуть провозвестника божественной воли. И тогда Калхант объяснил, что гнев Аполлона вызвал Агамемнон, грубо оскорбивший жреца Хриса.
Гомер "Илиада", I 101-120: Воспылал Агамемнон гневом, думая, что Ахилл подстроил заранее всю эту сцену. Он вспомнил, что уже в Авлиде сын Фетиды встал у него на пути. Чтобы прекратить эпидемию, Агамемнон согласился вернуть Хрисеиду отцу, но потребовал, чтобы ему возместили эту утрату.
- Откуда же мы возьмем тебе награду?- ответил за всех Ахилл.- Добыча ведь разделена... Отдай деву отцу, мы же, когда разрушим крепкостенную Трою, вознаградим тебя втрое и вчетверо!
- Не будет этого! - вскричал Агамемнон.- Если я и отдам деву, чтобы смягчить гнев Аполлона, то возмещение за это возьму сам у кого захочу, хотя бы и у тебя самого!
Гомер "Илиада", I 121-218: Вскипел Ахилл. Сказал он Агамемнону все, что думает о нем, и заявил в заключение, что удаляется к своим судам, чтобы отплыть вместе с мирмидонянами во Фтию. На оскорбления отвечал Агамемнон еще большими оскорблениями. И вот уже Ахилл выхватил из ножен меч, но вдруг ощутил легкое прикосновение к волосам и, обернувшись, увидел незримую другим Афину. Богиня успокоила юношу и убедила словами, а не оружием завершить затянувшийся спор.
Гомер "Илиада", I 219-244: И всю свою ярость, не утоленную силой удара, вкладывает герой в торжественную клятву, которую, бросив на землю жезл, дает перед лицом товарищей: устраниться от сражений и удалиться в шатер, чтобы поняли ахейцы, кому они обязаны победами - ему, безкорыстному и мужественному воину, или Агамемнону, этому мздоимцу с душой оленя!
Гомер "Илиада", I 245-305: Мудрый старец Нестор пытается примирить двух воинов, уговаривает Агамемнона не отбирать у Ахилла Брисеиду, а Ахилла - остаться вместе с ахейским войском, ссылаясь на славные подвиги великих героев прошлого и то, что вражда будет лишь на руку троянцам. Однако оба полководца были непреклонны и лишь продолжали оскорблять друг друга.
Гомер "Илиада", I 306-331: Вместе с Ахиллом к палаткам ушли его друг Патрокл и, конечно же, все храбрые мирмидоняне, привезенные героем из Фтии. Но и тогда не нашел в себе сил Агамемнон ради общего дела поступиться своей обидой на героя; сразу же послал он за Брисеидой в палатку Ахилла.
Гомер "Илиада", I 332-356: Не стал спорить Ахилл, не поднял меч на посланников Агамемнона. Попросил он Патрокла передать девушку посланцам, не по своей воле пришедшим отнять у героя заслуженную им в сражениях награду. Сам же, рыдая, отправился к берегу моря и призвал мать Фетиду.
Гомер "Илиада", I 357-429: Мгновенно явилась богиня и, обняв сына, спросила о причине его горя. Все рассказал Ахилл матери и попросил, чтобы она поднялась на Олимп и уговорила Зевса наказать Агамемнона. Обещала мать это сделать через двенадцать дней, когда Зевс вернется из страны эфиопов.
Гомер "Илиада", I 430-487: Между тем, Одиссей вернул жрецу Хрису его дочь, и ахейское войско совершило ритуальный обряд гекатомбы - жертвоприношения - в честь великого бога Аполлона. Хрис вымолил у бога прощения для Агамемнона и моровая язва прекратилась.
Гомер "Илиада", I 488-532: Едва царь богов и людей возвратился на Олимп, поднялась к нему Фетида вместе с утренним туманом и упала к ногам, умоляя не посылать ахейцам победы, пока сами они не попросят ее сына о помощи. Не отказал Зевс в этой просьбе, и Фетида радостно помчалась вниз и погрузилась в волны.
Гомер "Илиада", I 533-611: Зевс возвращается в свои чертоги, где встречает Геру, которая упрекает его в помощи ахейцам. Зевс просит ее не вмешиваться в его дела, слегка пригрозив. Его супруга пугается и смиряется. Боги празднуют, наслаждаются пением Аполлона и муз, а затем расходятся спать.
А между тем, пока большинство богов безмятежно пировало в далекой Эфиопии, дела на земле шли своей чередой. И когда, вернувшись на многовершинный Олимп, небожители вновь обрели интерес к земным делам, под стенами Трои противники, казалось, нашли справедливый выход из затянувшейся войны. Договорились они, что исход войны решит поединок между наиболее заинтересованными в ее исходе лицами - Менелаем и Парисом,
Вышли герои на поле между двумя выстроившимися войсками и, колебля копья, стали медленно сходиться. Первым метнул копье Парис. Оно застряло в щите Менелая, не причинив никакого вреда. Сильней был удар первого супруга Елены, любимца Ареса. Медный наконечник пробил щит и панцирь Париса, разорвал его плащ. Спасаясь, Парис отскочил в сторону, но Менелай настиг его и обрушил меч на шлем. Раскололся тот от страшного удара, но и меч разлетелся на несколько кусков. Менелай успел схватить то, что недавно было шлемом Париса, и стал тянуть к себе. Ремень захлестнул горло похитителя Елены, и ему пришел бы конец, если бы не его покровительница Афродита. Она разорвала ремень, и, накрыв Париса темным облаком, унесла, к величайшему удивлению Менелая, с поля боя.
Не принес победы ни одной из сторон и поединок между Аяксом и Гектором, героями, равными по силе и мужеству. Они сражались до темноты и разошлись друзьями, обменявшись подарками: Аякс дал троянцу пояс из пурпура, Гектор ахейцу - меч в драгоценных ножнах.
Видя, что ни одно войско не может одолеть другое, Зевс решил выполнить обещание, данное Фетиде. Приказав богам прекратить помощь ахейцам, он отправился на гору Иду и метнул оттуда молнию в ахейцев. Обратились они в бегство и скрылись за рвом и валом лагеря.
Поднялся дух троянцев, и ринулись они на лагерь ахейцев. Впервые стало ощутимым отсутствие в строю Ахилла, чего добивался Зевс. Не удавалось заменить сына Пелея ни могучему Аяксу, сыну Теламона, ни стремительному Аяксу, сыну Оилея, ни яростному Диомеду, отважившемуся напасть на богов, державших сторону Трои.

Последний раз редактировалось galant; 16.11.2010 в 16:32..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 17.11.2010, 15:56   #29
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

Посольство к Ахиллу



Растерянность охватила стан ахейцев. Упал духом и предводитель мужей Агамемнон. Сетуя на гнев богов, призывал он воинов подняться на корабли и отправиться по домам, ибо Трои не взять. Не согласился с царем Диомед, сын Тидея. Обозвав Агамемнона трусом, он заявил, что готов сражаться, пока Троя не падет. Ахейцы поддержали Диомеда возгласами одобрения. Было решено собрать предводителей отрядов, чтобы решить, как быть дальше.
На совете в шатре Агамемнона выступил мудрый Нестор. Он напомнил собравшимся, что беды обрушились на войско после того, как царь оскорбил Ахилла и могучий герой отказался участвовать в битвах.
- Смири свое надменное сердце! - увещевал старец Агамемнона. - Овладев девой, принадлежавшей Ахиллу, ты вызвал справедливый гнев лучшего из мужей. И только ты можешь вернуть Ахилла ахеянам, смягчив его гнев дарами.
- Ты прав, Нестор,- не сразу отозвался Агамемнон.- Я был ослеплен своеволием и ныне готов примириться с Ахиллом, который стоит целого войска. В знак признания вины назначаю выкуп: семь треножников, еще не служивших, десять талантов золота, двадцать блестящих тазов, двенадцать крепконогих коней, принесших мне много наград в состязаниях. Также даю ему семь жен, рукодельниц искусных, и столько же дев, на Лесбосе рожденных, красотой несравненных. С ними отдам Брисеиду, что отнята силой. Если же Троя падет, я готов породниться с Ахиллом, в жены дать ему дочь и с нею столько добра, сколько тесть никогда не давал еще зятю.
Послами к Ахиллу назначили Феникса - старца, милого сердцу Ахилла, и Одиссея с Аяксом. Совершив возлияния богам, послы отправились в путь. У мирмидонских шатров они услышали струнные звуки. Ахилл играл на кифаре, сам себе подпевая, о подвигах давних героев. Патрокл молча внимал его песне.
При виде посланцев отложил кифару Ахилл, усадив гостей на скамьи, и отправил Патрокла за вином и яствами. Когда стол был накрыт, началась беседа. Искусный в речах Одиссей поведал о бедах ахейцев, перечислил дары, какие в искупление вины готов отдать Агамемнон. В заключение напомнил о славе, которая ждет того, кто Гектора одолеет, ибо троянец считает, что нет равного ему среди ахейцев.
Выслушав Одиссея, Ахилл ответил ему дерзновенно:
- Речь твоя, Лаэртид, безполезна, словно жужжание. Тот, кто дары обещает, мне ненавистен, как смертному мужу ворота аида. Ибо известно любому; что в мыслях таит он одно, а вещает другое. Если б он посулил богатства всего Орхомена или египетских Фив, я б отклонил их с презрением. Будь его дочь красотой равна Афродите, а в домашних работах искусней Афины, в жены ее не возьму. Вам мой совет - отправляйтесь скорее по домам, ибо Зевс в защиту Трои руку простер и троянцев в обиду не даст.
Сердце Ахилла решил склонить к примирению старый учитель. Вспоминая, сколько сил и трудов вложено в воспитание юного Ахилла, Феникс пытался разбудить в душе ученика сострадание. Но безуспешно. Увидев, что Феникс утомлен, Ахилл оставил его у себя и сам постелил ему мягкое ложе, но совета его не принял. Пришлось Одиссею с Аяксом удалиться ни с чем.
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 18.11.2010, 17:08   #30
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

ГИБЕЛЬ ПАТРОКЛА
Сражение между ахейцами и троянцами не утихало. Выполняя обещание, данное Фетиде, Зевс даровал Гектору великую силу. Сын Приама гнал ахейцев по бранному полю, как волк робких овец. Не устоял и сам Агамемнон. Троянцы подступили к кораблям, угрожая им огнем.
Многие герои были ранены. Лишь Аякс, стоя на корме одного из судов, продолжал отражать могучим копьем каждого, кто приближался с факелом, но Гектор ударом меча отделил наконечник его копья от древка.
Увидев это, Патрокл помчался к Ахиллу. Вбежав в шатер, он остановился как вкопанный. Ведь его друг ничего не хотел слышать о схватках с троянцами. Слезы хлынули из глаз юноши.
- Что с тобой, Патрокл?- неторопливо спросил Ахилл.- Какие недобрые вести из родной Фтии повергли тебя в горе? Ты похож на ребенка, которого мать не взяла на руки и он...
- Сейчас не время для шуток!- перебил Патрокл.- Гибнут ахейцы. Ранены Диомед, Одиссей, Агамемнон. Сражается один Аякс. Я знаю, что твое сердце непреклонно, и не прошу помочь гибнущему войску. Но дай мне твои доспехи. Я выйду в них на поле боя, и троянцы, решив, что ты примирился с Агамемноном, пустятся наутек. Медики перевяжут раны, утомленные бойцы получат хотя бы краткий отдых. Будут спасены корабли...
- Я согласен,- отозвался Ахилл.
Не медля ни мгновения, он дал Патроклу латы и, подтянув веревки, пригнал к его телу. Поножи пришлись как раз: друзья были одного роста. Пока Ахилл помогал Патроклу надеть шлем, возничий Автомедон подогнал колесницу, запряженную Балием и Ксанфом, конями, рожденными на берегу Океана от Зефира, западного ветра.
- Свое копье я тебе не даю,- сказал Ахилл, провожая друга к колеснице.- Оно слишком тяжело для твоих рук. Обойдешься мечом. Но не дай себя увлечь к стенам Трои. Ведь твоя задача отогнать троянцев от кораблей. На всякий случай я дам тебе в подмогу отряд мирмидонян.
Ужас обуял троянцев при виде вырвавшейся из ахейского лагеря колесницы, ибо решили они, что гнев Ахилла иссяк и все силы, накопленные за долгое время, герой готов обрушить на Трою. Окрыленный успехом, Патрокл на боевой колеснице понесся к стенам Трои, сражая на пути врагов. Не отыскав Гектора, он поразил копьем Сарпедона, и падает царь конелюбивых ликийцев, пришедших Трое на помощь, как срубленный под корень могучий дуб. Главк, внук Беллерофонта, храбрейший из воинов, призвал на помощь троянцев, чтобы унести тело Сарпедона. Но Патрокл отбросил троянцев, и ахейцы, сорвав с Сарпедона доспехи, унесли их к кораблям.
А Патрокл все гнал и гнал коней к стенам Трои. Соскочив с колесницы, он трижды взбирался на стены троянской твердыни, и трижды его отражал Аполлон, на четвертый же раз приказал:
- Отойди от стены! Не тебе предназначено сокрушить великую Трою! И отошел Патрокл пристыженный, но не вспомнил, что пора возвращаться к кораблям. Упоенный успехом, он носился по полю, поражая троянцев, и вдруг у Скейских ворот увидел Гектора, направившего на него свою колесницу. Восторг охватил Патрокла при виде героя, с которым давно мечтал Ахилл, перевязывающий раненого Патрокла сразиться. Спрыгнув на землю, схватил он тяжелый камень и с силой кинул в противника. Но камень пронесся мимо Гектора и, попав в колесничего, сбил его на землю. Кинулся к упавшему Патрокл, но не дал Гектор тела друга в обиду. Соскочив с колесницы, он вступил в поединок с Патроклом. Подоспели другие троянцы. Отбиваясь, Патрокл поразил уже многих и, возможно, мог бы всех уничтожить, если бы в бой не вмешался сам Аполлон. Покрывшись мраком, он подобрался сзади к Патроклу и сорвал с него шлем. Немедленно воспользовались этим троянцы, и посыпались на героя удары. Но лишь удар, нанесенный Гектором, оказался смертельным.
Упал на землю Патрокл, но успел сказать, умирая:
- Не гордись победой, Гектор. Не тобой я сражен, а богами. И не радуйся моей гибели - смерть тебя ожидает от руки Ахилла.
Вдалеке от места сражения стояли безсмертные кони Ахилла. По мохнатым мордам градом катились крупные слезы, и не мог славный возничий Ахилла сдвинуть их с места, как ни натягивал вожжи. И покорившись лишь воле Зевса, подтолкнувшего колесницу, рванулись кони, и пыль из-под колес взметнулась столбом до самого неба.
Так узнал Ахилл о гибели любимого друга. В горе катался он по земле, стонал, рвал на себе волосы, даже помышляя о самоубийстве.
Рыдания героя услышала Фетида и, поднявшись вместе с нереидами со дна моря, явилась к сыну и стала его успокаивать.
Поведал Ахилл матери, что потерял самого близкого друга Патрокла, а вместе с ним и отцовские доспехи, которые боги когда-то даровали Пелею.
Вызвалась Фетида добыть сыну новые доспехи у самого Гефеста, взяв с него слово не вступать до этого в бой.
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 19.11.2010, 11:29   #31
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

В КУЗНЕЦЕ ГЕФЕСТА


Встретил Гефест на Олимпе Фетиду, как желанную гостью. Нет, он еще не забыл, как она пожалела его, младенца, сброшенного матерью с неба, как укрывала девять лет в глубокой пещере, где он под неумолчный рев Океана учился своему ремеслу, и ничей слух не обнаружил его, ничей глаз не заметил.
Выслушав рассказ Фетиды, прерываемый слезами, Гефест обещал, что утешит его душу такими доспехами, какие не приходилось носить ни безсмертным богам, ни героям.
Согласно дышали меха, раздувая пламя и раскаляя металл. Гремел молот Гефеста, и на наковальне постепенно вырисовывался щит - подобие земли, неба и моря. Все пространство земли божественный ковач заполнил подсмотренными им с высоты Олимпа сценами сельской и городской жизни.
На участке рыхлой, трижды вспаханной нови была представлена пахота. Пахари, двигаясь по всем направлениям, правили яремными волами. Каждый раз, достигая межи, они брали из рук мужа кубок со сладким вином и, выпив его, возвращались на борозду. Сразу же за пашней была изображена колосящаяся нива, да так искусно, что ее можно принять за настоящую. Жнецы размахивали серпами, и колосья падали, чтобы в быстрых руках вязальщиков превратиться в снопы, напоминающие златоголовых, высоко подпоясанных жен. За ними шли дети, собирая в охапки выпавшие колоски. Перед жнивьем можно было увидеть владельца участка с сияющим от радости лицом: нива дала богатый урожай. Далее под развесистым дубом убивали быка, просеивали муку, разжигали костер под медным котлом, готовя для работников трапезу.
За группой деревьев можно было видеть искусно выложенные из тончайших золотых нитей виноградные лозы, отягощенные крупными черными гроздями, порой свисающими до земли. Ряды лоз, напоминающие ровно натянутые струны кифары, оживлены фигурами легко ступающих дев и юношей с плетеными корзинами на плечах. Все лица повернуты к одинокому дереву и сидящему под ним ребенку с цитрой в руках. Конечно же, это прекрасный Лин, сын Аполлона, уже в детстве воспевавший радости Диониса.
За виноградником виднелся холм, спускавшийся плавными складками к выложенной серебром реке. По ее берегу, черневшему камышом, четверо босоногих пастухов, в петасах на головах, с котомками за плечами, гнали круторогих быков разной масти - одни были из золота, другие из олова. Стадо охраняли девять резвоногих собак. Но они не уберегли одного из быков: львы опрокинули его и, разодрав страшными когтями шкуру, лакали дымящуюся кровь.
Взгляд, утомленный сельскими сценами, отдыхает, перебросившись к одному из городов. Видны его агора и отходящие от нее улицы. На одной из них, пересекающей весь город, шумит веселая свадьба. При пылающих факелах юноши выводят из чертогов невест. Раздается свадебный гимн, подхваченный флейтами и кифарами. Возникает хоровод, радуя воспоминаниями сердца замужних женщин, вышедших на пороги своих жилищ.
На агоре решается тяжба. Двое, размахивая руками, доказывают свою правоту. Один клянется перед народом, что заплатил штраф за убийство, другой - что в глаза не видел вознаграждения за потерю сына. О накале споpa можно судить по поведению глашатаев, снующих в толпе. Они успокаивают тех, кто выкриками поддерживает ту или другую сторону.
В круге, обозначенном белым, на гладко отесанных камнях размещены в неподвижных позах выборные старцы. Их седые головы и бороды выложены серебром, морщинистые лица - золотом. Каждый опирается на посох. Посредине собрания лежат два золотых слитка - награда тому, кто искуснее докажет свое право.
Другой город Гефест изобразил так, что видны его стены, а на них женщины с камнями, которые они готовы обрушить на головы недругов. Под стенами теснились два войска, сверкая на солнце оружием. Одно из них хочет захватить осажденный город и отнять у него все богатства, а взятых в плен продать в рабство. Другое войско предлагает осажденным отдать половину богатств, а граждан не трогать. Мужи, юноши, старцы, выйдя из города, укрылись в засаде, чтобы с тыла ударить на врага. Во главе горожан Арес и Афина. Гефест сделал их золотыми, ростом выше людей, в огромных доспехах.
Место, что еще оставалось на этом щите, Гефест заполнил зрелищем пляски, угодной богам. С дивным умением юноши и девы, взявшись за руки, кружились легко и изящно с быстротой гончарного круга, который мастер толкнул, прежде чем укрепить на нем глину. Они то расходились рядами, то, изгибаясь, согласно двигались к центру, где песнопевец, прекрасный, как бог, играл на кифаре, а рядом два скомороха забавляли ужимками и кривлянием народ, который теснился вокруг.
Выковав огромный и крепкий щит, взялся Гефест за панцирь и изготовил его на диво сверкающим, чтобы ослеплял он врагов Ахилла. Потом выковал шлем, облегающий голову и утолщенный у висков, к шлему приладил золотой гребень. Последними отлил Гефест поножи из белого олова. Собрав все это вместе, он отдал нетерпеливой матери, ожидавшей окончания великой работы. Взяв доспехи, Фетида устремилась к Ахиллу, как орлица к птенцу, который, летать не умея, упал из гнезда и материнской ищет защиты.
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 21.11.2010, 11:48   #32
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

ПРИМИРЕНИЕ


Едва из волн Океана встала Эос в одеяниях цвета шафрана, чтобы пробудить от сна и богов и смертных, к стану ахейцев с дарами Гефеста примчалась Фетида.
Застав сына склоненным над телом любимого друга, богиня сказала:
- Сын мой, взгляни, какие дары посылает тебе Гефест с пожеланием победы.

И сложила на землю щит, и поножи, и шлем, и панцирь. Медь загремела, как голос утробный, и разбежались в испуге мирмидоняне, даже взглянуть не решившись на великое чудо.
Как два факела, грозно сверкнули из-под ресниц глаза Ахилла. Сердце его исполнилось ратной злобой. Подняв с земли дары и насытив душу зрелищем великого искусства, он попросил мать проследить, чтобы не осквернили останки друга мухи и черви.
- Я сделаю все, чтобы стал прекрасней живого умерший Патрокл,- успокоила сына Фетида.- Ты же на берег иди и зови на собрание воинов, чтобы пред ними отречься от великого гнева.
И зашагал Ахилл вдоль берега моря, зычным голосом сзывая войско на сходку. Все поспешили на зов. И когда воцарилась тишина, Ахилл, положив ладонь на сердце, обратился к Агамемнону:
- Было бы лучше, Атрид, чтобы не было дня, когда мы из-за девы вскипели враждой. Лучше бы Артемида сразила ее своей не знающей промаха стрелой, и многие бы живыми стояли сейчас среди нас. Но о былом вспоминать я не буду. Ныне гнев свой слагаю.
С места, не выйдя в середину собрания, отозвался Агамемнон, понуро стоявший, терзаемый тяжелой раной:
- Прошу мне поверить, ахейцы, в том, что случилось, я неповинен. Это Зевс и Судьба и с ними презренная Ата меня ослепили, злобную мысль нашептав, чтобы отнял я деву. Дева не стоит вражды меж мужами, но знайте, что я ее сохранил. Я ее возвращаю тебе, Ахилл благородный, вместе с теми дарами, какие тебе обещал.
- Не о дарах теперь забота, богоравный Агамемнон,- ответил Ахилл.- Сердце к бою зовет, чтобы мстить за павших!
И покинув собрание, поспешил быстроногий Ахилл к палатке, чтобы облечься в доспехи. Затянув на груди сверкающий панцирь, защитив поножами ноги, взял он в руки выпуклый щит и поднял его высоко над головой, так что блеск исходил от щита, словно огонь маяка, пылающего на горной вершине. Надев шлем, герой грозно тряхнул головой и пронзительно свистнул.
Тотчас же подвел к нему Автомедон легконогих коней и поспешно занял свое место на колеснице. Ахилл поместился с ним рядом и обратился к коням:
- Балий и Ксанф! На вас возлагаю надежду. Не оставьте меня бездыханным в бою, как Патрокла!
- Знай, Ахилл,- ответил Ксанф, тряхнув пышной гривой.- Невредимым вынесем мы тебя сегодня из боя. Но гибель твоя недалеко. И не наша это вина, а судьбы всемогущей.
- Скучное ты существо! - усмехнулся Ахилл.- Давно мне известно, что живым из-под Трои мне не вернуться. Но стоит ли думать о том, что судьба предрешила, нас не спросив? Вперед, легконогие кони!

Последний раз редактировалось galant; 21.11.2010 в 11:52..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 22.11.2010, 13:22   #33
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

Смешались боги и люди..

Весть о том, что Ахилл, смирив гнев, взялся за оружие, повергла в смятение не только смертных, но и олимпийских богов. Зевс приказал Фемиде облететь всех безсмертных, не пропуская ни одного речного или морского бога, ни единой нимфы.
Вместе с другими явился на зов и землеколебатель Посейдон. Как равный обратился он к Зевсу:
- Зачем ты созвал нас всех, Громовержец? Волнует ли тебя судьба ахейцев и троянцев, истребляющих друг друга, или хочешь снова их бросить в сражение?
- Угадал, колебатель Земли,- ответил Зевс.- Я забочусь о гибнущих людях и всем вам разрешаю спуститься туда, где вскоре начнется сражение, и помочь тем героям, каким вы хотите.
Этим решением Зевс возбудил среди богов жестокую распрю. Каждый захотел помочь своим любимцам.
Гера с Афиной, Посейдон, Гефест и Гермес поспешили на помощь ахейцам, Арес и Аполлон с Артемидой, мать их Латона взяли сторону Трои.
Перемешав безсмертных и смертных, Зевс захотел насладиться с вершины Олимпа таким боем, какого еще не видывал мир.

Засверкала долина медью доспехов, покрылась людьми и конями, задрожала земля под ногами бойцов, возбужденных самими богами, принимающими образы смертных.
Аполлон, приняв облик Ликаона, отважного сына Приама, побудил вступить в схватку с Ахиллом Энея. И несдобровать бы могучему сыну Анхиза, если бы не Посейдон. Это он, хотя и враждебный троянцам, не захотел, чтобы с Энеем прекратился род любимого Зевсова сына Дардана. Возмущенный безпечностью Аполлона, он устремился в гущу сражения и, выхватив из боя Энея, унес его в безопасное место.
Между тем Аполлон, охваченный безумием битвы, носился среди бьющихся насмерть героев, вселяя в одних решимость, в других - осторожность.
Не была безучастна к сражению и Афина-Паллада. Усмотрела она, что Гектор бросил в Ахилла копье, и отклонила его своим легким дыханием. Одолел бы в ближнем бою сын Фетиды отважного Гектора, да Аполлон вовремя окутал его туманом. Трижды бросался Ахилл, потрясая копьем, туда, где стоял могучий противник, и трижды рассекал один лишь туман. Но, поняв, что здесь воля безсмертных богов, стал преследовать других троянских героев. И много их полегло от ударов копья и под копытами быстроногих коней, даже тех, кто пытался спастись в чистых водах Скамандра.
И возмутился Скамандр, что Ахилл убивает в его водах троянцев, и грозно к нему обратился:
- Как ты смеешь марать мои священные воды! Забирай беглецов, делай с ними что хочешь, только не у меня.
- Это мое дело, где их отправлять в аид!- ответил возгордившийся Ахилл.
Скамандр разозлился не на шутку. Мгновенно разлившись, он стал выкидывать разбухшие трупы. Живых же, что безпомощно барахтались в. его водах, он спас от Ахилла, укрыв в пещере. Но этого мстительному речному богу показалось мало. Он бросил на Ахилла свои мутные воды и попытался утопить обидчика.
На помощь герою с Олимпа спустились Посейдон и Афина, которым удалось отбросить Скамандра. Но тот не сдавался и призвал впадавшего в него младшего брата Симоента. Послушный поток пошел на Ахилла водной стеной. Видя это, поспешил на подмогу Гефест. Своим огнем он высушил несчастную реку и спалил все деревья на обоих ее берегах.
Запросили реки пощады, поклявшись, что больше не станут помогать троянцам.
Усмирив их, олимпийские боги стали сражаться друг с другом. Арес швырнул копье в Афину, но она успела защититься эгидой и, схватив огромный камень, бросила его в Ареса и свалила на землю. Захотела помочь Аресу встать Афродита, но толкнула ее в нежную грудь воинственная дева Афина, и упала златоволосая богиня рядом с покрытым кровью и пылью Аресом.
Посейдон стал вызывать на бой Аполлона - ведь давно на племянника таил он обиду за помощь троянцам. Но Сребролукий уклонился от боя, говоря, что прослыл бы безумцем, если бы в бой вступил с Посейдоном за смертных, этих жалких людей, похожих на недолговечные листья, что сегодня зеленеют, а завтра сгниют и исчезнут безследно.
Тогда возмутилась воинственная сестра Аполлона и стала его упрекать в малодушии. Обозлилась на деву Гера и, вырвав ее лук, ударила им подстрекательницу. Артемида со слезами полетела на Олимп жаловаться Зевсу.
Захватили бы с помощью безсмертных ахейцы в этот день Трою, если бы не Аполлон. Воспламенил он жаждой сражения сердце Агенора, и тот вступил в поединок с Ахиллом, дав возможность троянцам скрыться за стенами Трои. А когда взял верх Ахилл над героем, Аполлон, приняв его образ, сделал вид, что бежит от Ахилла в испуге, и сын Фетиды преследовал мнимого Агенора до тех пор, пока тот, обернувшись, не раскрыл свой подлинный облик

Последний раз редактировалось Маруся; 17.06.2016 в 16:28..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 23.11.2010, 13:16   #34
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

БЕГ ВОКРУГ ТРОИ


Там ужасный, на ограде
Нам явился он в ночи -
Нестерпимый блеск во взгляде,
С шлема грозные лучи -
И трекратно звучным криком
На врага он грянул страх,
И троянец с бледным ликом
Бросил щит и меч во прах.

В. Жуковский


Обманутый Аполлоном, Ахилл испытывал такую ярость, что готов был грызть землю зубами. Таким его узрел со стены Трои Приам и обратился к Гектору, готовящемуся к схватке.
- Не жди этого лютого мужа, сын! Сильнее он тебя безмерно. Скольких детей лишил он меня, сразив медью или продав в рабство на острова. Сжалься надо мной! Поспеши укрыться за стенами, чтобы не доставить Ахиллу еще большей славы.
Говоря это стоящему внизу Гектору, старец терзал седые волосы, вырывая их клочьями. Но Гектор оставался верен своему решению.
Тогда к нему обратилась мать. Прижав руку к груди, она сказала:
- Этой грудью я тебя кормила, мой милый. И она успокаивала твой плач. Вспомни об этом, мой возлюбленный отпрыск, прежде чем выйти за стены. Смири непреклонное сердце. Если погибнешь, даже оплакать тебя на смертном ложе не сумеем ни я, ни твоя супруга.
И эти слова не тронули сердца героя. Прислонив к башне меднокрасный щит, он думал, что нет иного выхода, как вступить в бой с Ахиллом, победить или пасть, но не заслужить упрека в трусости.
И все же, когда появился Ахилл, Гектор, дрогнув, бросился бежать, настолько страшен был сын Пелея. Трижды обегал Гектор стену Трои, отмечая в памяти одни и те же приметные места: холм, одинокая смоковница, два родника, место, где жены моют светлые одежды. Ахилл, несясь за Гектором, не знал этих примет. И ему бег казался безконечным. Зевс, наблюдая за состязанием, цена которому жизнь или смерть, обратился к богам:
- О горе! Гектор, любезный моему сердцу, бежит вокруг стен Илиона. Славный враг его догоняет. Давайте обсудим и примем решение - спасем ли героя еще раз или дозволим, презрев его доблесть, отдать аиду?
- Не похищай у смерти того, кто ей обещан,- бросила резко Афина. - Поступай, как велит твое жестокое сердце! - согласился Зевс.
А быстроногий Ахилл продолжал гнаться за Гектором. Так гончий пес в горах охотится за юным оленем. Не утаиться ему за кустами, не спрятаться в чаще. Пес, обнюхав следы, гонит долиной и лесом, пока не достигнет. Несколько раз Гектор пытался стать под защиту Дарданских ворот, где стрелами сверху его могли бы прикрыть сограждане. Но Ахилл забегал сбоку и гнал его снова.
В четвертый раз вокруг стены начинали свой бег герои, и когда Гектор добежал до ручья, над которым зимою и летом струится пар безпрерывный, Зевс вынул золотые весы и два жребия положил на их чаши. Гекторов жребий склонился к аиду.
И Аполлон, все время внушавший надежду сыну Приама, горестно отвернулся. Афина же, не теряя времени, опустилась рядом с Гектором и, приняв образ брата его Деифоба, которому он всегда доверял, сказала:
- Зачем бежишь? Станем вместе. Будем вдвоем защищаться.
Гектор остановился и стал рядом с мнимым братом, выставившим вперед меч. Когда же Деифоб внезапно растворился в воздухе, понял он, что обманут кем-то из безсмертных и что ему нет спасения. Ахилл же, поначалу удивленный появлением Деифоба, а затем обрадованный его исчезновением, метнул в Гектора копье. И упал герой, сломленный судьбой, как валится могучий дуб, когда берег подмыт потоком и обнажились корни. И тотчас же подбежали ахейцы, с нетерпением ожидавшие исхода поединка. Тесня друг друга, они протыкали копьями тело великого недруга, пока Ахилл не подогнал колесницу и не привязал к ней сзади труп за ноги. И видели с высоты троянской твердыни Приам, Гекуба и Андромаха, как прекрасная голова безсильно бьется о землю.


Легенды и мифы Древней Греции

Последний раз редактировалось galant; 23.11.2010 в 13:18..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 28.11.2010, 13:24   #35
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

АФРОДИТА И АДОНИС


Более всего о восточном происхождении образа Афродиты говорит история любви богини к прекрасному смертному юноше Адонису. Само его имя имеет восточное, финикийское происхождение и означает "господин". Он почитался на Востоке (в Финикии, Сирии, Египте) как умирающее и воскресающее божество растительности. То же значение культ Адониса имел у греков, живших на островах Кипр и Лесбос, но греческие почитатели Афродиты дополнили легенду о нем многими неизвестными их восточным соседям подробностями.
Греки то считали Адониса сыном нимфы Алфесибеи от героя с финикийским именем Феникс, то производили его от ассирийского царя Тианта и его дочери Смирны, то от кипрского царя Кинира и его дочери Мирры. Эти различия говорят о том, что в разных азиатских странах происхождение Адониса объясняли по-разному, с целью привязать его к своей почве. Общим для двух последних вариантов является то, что Адонис - плод преступной связи отца и дочери. В кипрском варианте любовь к отцу девушке внушает сама Афродита в наказание за то, что она не чтила богиню. Обманув отца, Мирра вступает с ним в связь, после чего отец обрушивает на дочь проклятие и выгоняет ее из дома. Во время блужданий в Аравии, перед самыми родами, отверженная превращается в мирровое деревце, из треснувшего ствола которого выходит прекрасный младенец.
Нетрудно понять, почему объектом превращения стало такое экзотическое дерево, как мирра, а не одно из деревьев Средиземноморья. Оно было посвящено азиатской богине любви и материнства таким же образом, как Аполлону был посвящен лавр, а Зевсу - дуб. Мирра источала благоухающую смолу, из которой изготовлялись драгоценные масла. Ими умащивались те, кто хотел быть любимым.
Афродита, сурово покаравшая мать Адониса, к нему самому проявляет доброжелательность и передает его в ларце на воспитание Персефоне. Выросший из младенца юноша был так прекрасен, что царица подземного мира не захотела возвращать его Афродите. Вынужденная его отпустить, Персефона не без помощи Артемиды насылает на Адониса во время охоты разъяренного кабана, от клыков которого он погибает. Теперь юноша должен навсегда уйти в царство мертвых.
Однако Зевс, вняв мольбам обезумевшей от горя Афродиты, делит время пребывания Адониса в верхнем и нижнем мирах на два срока, разрешив ему две трети года проводить на земле. Остальное же время Афродите остается утешаться видом благоуханных роз - цветка, в который она превратила тело погибшего возлюбленного, и печальных анемонов, выросших из ее слез. С тех пор эти два цветка стали растениями Афродиты, и влюбленные часто украшали себя венками из них.


[Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации] [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации] [Только зарегистрированные пользователи могут видеть ссылки. Нажмите Здесь для Регистрации]

Последний раз редактировалось Маруся; 17.06.2016 в 16:28..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 30.12.2010, 10:42   #36
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

ЗОЛОТОЕ РУНО

"Арго" и аргонавты

Чтобы отправиться в такую даль, как Колхида, следовало иметь не такое судно, каким пользовались в те времена, чтобы плыть от острова к острову, не оставляя из вида землю. Необходимо было соорудить корабль, который мог бы вынести удары волн сурового Понта. Ясон нашел мастера, согласившегося построить судно, какое еще не держали на своих белых плечах нереиды. По имени этого мастера - Арг - корабль назвали "Арго". За постройкой "Арго" наблюдала сама Афина, опытная в любом мастерстве. Она внушила строителю, какие выбрать сосны для бортов и мачты, как их обстругать, как соединить доски швами и в каких местах скрепить гвоздями. Для киля Афина сама принесла из Додоны дубовое бревно. Оно было не только крепче меди, но и обладало даром речи. Правда, понимать эту речь мог не всякий. Когда "Арго" был готов и тщательно осмолен, на борту у носа нарисовали синий глаз, чтобы корабль не был слеп и видел, куда идет.
После этого по всей Элладе был брошен клич, на который откликнулись многие герои. Был среди них божественный певец Орфей, умевший звуками кифары сдвигать с места скалы и зачаровывать речные потоки. Явились могучие близнецы Кастор и Полидевк, провидец Идмон, внук Мелампода. Прибыли быстрокрылые сыновья Борея - Зет и Калаид. Явился также Геракл с оруженосцем Гиласом. Сама Афина привела Тифия, обладавшего знанием моря, которого она назначила кормчим. Всего собралось более шестидесяти героев.
Когда стали решать, кому быть предводителем, первым было названо имя Геракла. Но могучий герой отклонил эту честь, сказав, что вождем должен быть тот, кто собрал всех на подвиг. И власть была вручена Ясону. Приняв ее с благодарностью, Ясон дал команду спускать "Арго" на воду. Скинув одежды, герои опоясали судно крепкосплетенным канатом, чтобы оно не развалилось, когда его будут толкать по земле. Потом врыли под килем и положили перед носом гладкоотесанные катки и, навалившись на корабль, повлекли его к морю. И застонали катки от прикосновения киля, вокруг них заклубился черный дым. Вздулись у героев мускулы на руках и ногах. Чем тяжелее судно на суше, тем устойчивее на воде. Когда "Арго", наконец, закачался на волнах, радостный крик героев и всех наблюдавших за спуском на воду огласил Пагасийский залив, и эхо его отозвалось в горах Пелиона.
Подкрепившись вином и жареным мясом, герои устроились на берегу отдыхать. Спали они прижавшись друг к другу. И многим в ту ночь снилось руно, слепящее солнечным блеском.






Отплытие


Едва лишь взор розноперстой Эос коснулся вершин хребта Пелиона, аргонавты взошли на корабль и заняли места, какие им назначил жребий. Под тяжестью могучих тел прогнулись скамьи. Заскрипели налаживаемые в уключинах весла. Но еще до того, как они коснулись воды, послышался плеск. Это в море выливали вино в жертву богам, усмиряющим ветер и волны. Тотчас же стал Тифий за кормовое весло. Орфей, пройдя на нос корабля, ударил по струнам. Дивный его голос заполнил пространство. По знаку Тифия гребцы завели весла и с силой рванули их на себя. Тронулся с места корабль, как неукротимый бегун. Зашумело под килем виноцветное море. За кормой, словно тропинка по зелени луга, потянулся белый пенистый след.
Вот уже "Арго" исчез за мысом, но песня Орфея все еще звучала в ушах стоящих на берегу. Казалось, божественному певцу подпевают нереиды и сам Аполлон ударяет по натянутым над горами лучам - струнам Гелиоса. Когда "Арго" вышел в открытое море, герои, не занятые веслами, подняли с палубы высокую мачту, установили ее в глубоком гнезде, закрепили со всех сторон скобами и канатами. Затем они приладили паруса и, потянув за веревку, распустили их. Затрепетало божественное полотно под попутным ветром, как крылья гигантского лебедя. Гребцы подняли весла и, прикрепив к бортам, вышли на палубу. Приветствуя "Арго" как своего собрата, из морской глубины поднялись дельфины и понеслись за ним, то погружаясь, то всплывая, как бегут овцы и ягнята за звуками свирели по высокому, еще не выжженному Гелиосом лугу
.


Последний раз редактировалось Маруся; 17.06.2016 в 16:29..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 01.01.2011, 18:47   #37
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

В гостях у Кизика


Побывав на Лемносе, где их едва не задержали своей неистовой любовью прекрасные островитянки, аргонавты за несколько дней плавания добрались до высоких голых скал, открывавших путь в узкий пролив. Орфей, увидевший его первым, затянул звонкую песню. Он пел о том, что "Арго" на верном пути, ибо открывающееся перед ним море называется Геллеспонтом в честь Геллы, сестры Фрикса, которая не удержалась на спине овна и не достигла Колхиды и все же боги обессмертили ее имя. Какая же слава ждет тех, кто доставит оттуда золотое руно!

Как только закончилась песня, "Арго" вошел в воды Пропонтиды, и взору героев открылся остров с горбатой, покрытой лесом горой, напоминающей фигуру медведя. У подножия горы жили потомки Посейдона долионы, а вершину занимали шестирукие великаны, их недруги. Слух о гостеприимстве долионов прошел по всем берегам Внутреннего моря, и аргонавты решили их навестить, чтобы разузнать об ожидающих впереди трудностях.

Царь долионов Кизик вышел навстречу героям. Он был в возрасте Ясона, и на его подбородке едва пробивался пушок. Принеся жертву Аполлону, аргонавты последовали за Кизиком в его чертоги, где их ждал богато накрытый стол. За пиршеством Ясон поведал о целях плавания. Кизик же рассказал о жестоких соседях, населяющих Медвежью гору. Только благодаря защите Посейдона им удается жить рядом с ними. К удивлению героев, царь, живший у выхода в Понт Эвксинский, почти ничего не знал о населявших его берега народах и об опасностях, которые ожидают на пути в Колхиду. Но ему было известно все о Пропонтиде, и он предупредил о мелях и подводных камнях, которые могут встретиться на пути.

Как только стало светать, Кизик вывел героев на берег моря и показал, куда им плыть. Поблагодарив царя, герои направились в бухту, где стоял на якорях "Арго". И вдруг раздался страшный шум. Сбегая с вершины, шестирукие великаны бросали обломки скал, чтобы загородить выход из бухты и поймать "Арго", словно зверя, в ловушке. Первым их заметил Геракл, остававшийся на корабле вместе с теми, кто был помоложе. Вытащив лук, он стал поражать чудовищ стрелами одного за другим. Тут подоспели герои, возвращавшиеся с пира. Они бросились вверх, принимая шестируких на копья и мечи. Вскоре те полегли все, издали напоминая сваленные дровосеками стволы огромных деревьев.

Завершив бой, аргонавты поспешили взойти на корабль. "Арго" бежал под парусами весь день, но с наступлением темноты ветер переменился и стал дуть в нос, да с такой силой, что ему нельзя было противостоять. Корабль неудержимо относило назад, пока не выбросило на какую-то землю. Сойдя на берег, герои столкнулись с ожидавшими их вражескими воинами. Завязалась страшная битва. В полном мраке Ясон поразил копьем могучего исполина, и тот упал, заливая кровью прибрежный песок. Геракл сразил палицей нескольких противников. Прочие, дрогнув, обратились в бегство. Но герои, опьянев от крови, гнались за ними и повергали во прах.

Когда же встала из мрака Эос, тысячеустый стон огласил берег, и его повторило эхо Медвежьей горы. Аргонавты, сами того не ведая, сражались с долионами, принявшими их за морских разбойников. Исполин, сраженный Ясоном, оказался Кизиком. С плачем бросился Эсонид на его окровавленную грудь. Три дня напролет стенали и катались по песку мореходы и уцелевшие от побоища долионы. А потом, снеся павших на широкий луг, насыпали над ними высокий курган и устроили у его подножия погребальные игры.




Жертва Кибеле


Словно скорбя о погибших, негодуя на судьбы, враждебные смертным, море не знало покоя двенадцать дней и ночей. Даже в бухте глубокие волны били о борт, и стоном им отвечала судна утроба. От слез утомившись, в трюме забылись герои. Ясон же на палубе спал, на мягких овчинах, прижавшись затылком к связкам канатов. Двое сидели у мачты, охраняя покой уснувших. Им-то и открылось чудо. Птичка - имя ей гальциона - стала порхать над головой Ясона, едва не садясь на светлые кудри, при этом насвистывая свою песенку.
- Вождь, поднимись! - закричал охраняющий судно. - Птица вещает, что путь нам открыт, что Посейдон, долионов родитель, на нас не в обиде.
Этот призыв подхватил кормчий, услышав о чуде:
- Боги зовут тебя, Эсонид, воздать благодарность великой Кибеле. Это она гнев Посейдона смягчила.

Поднявшись, Ясон собрал мореходов и повел их на холм, чтобы припасть к стопам пышнотронной богини. С вершины холма стали видны как на ладони и макриадские кручи, и берег фракийский напротив, зев Боспора открылся, ведущий в суровое темное море, имя которому Понт.

Холм обойдя, герои отыскали сухую оливу, срубили под корень и, очистив от ветвей, придали стволу ножами материнские формы, голову же увенчали гирляндами листьев священного дуба, дерева Зевса. После чего закружились в бешеной пляске, мечами в щиты ударяя.
Не успело ответить эхо на грохот, как земля покрылась мягкой травой, и источник целебный забил из скалы. Ему дали имя Ясона.
Спустившись к морю, герои устроили пир в честь Кибелы, славя ее до утра, пока розоперстая Эос, взглянув на залив, не залюбовалась своим отражением. Сев на скамьи, герои разом вскинули весла и опустили в порозовевшие волны. С места рванулся "Арго", и берег стал удаляться. Все смотрели вперед, но память назад возвращала: души витали друзей долионов, погибших безвинно.


  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 02.01.2011, 15:27   #38
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

Прощание с Гераклом

Достигнув земли мизийцев, аргонавты решили отдохнуть и пополнить припасы. Кроме того, надо было заменить весло, что сломал мощнорукий Геракл. Оставшись без дела, он сетовал на свою неловкость и рвался на берег, чтобы сделать весло себе по руке и крепче, чем старое. Мизийцы приняли мореходов благосклонно. Они принесли им вина в деревянных, обитых полосками меди бочонках, привели круторогих баранов. Герои выкопали яму для костра, обложили ее дерном, собрали сухих сучьев и стали готовить трапезу.

Геракл же, оставив друзей пировать, удалился с обломком весла и секирой. Ночь прошла и день, и еще одна ночь, а он не возвращался.
- Может быть, на него напали звери? - проговорил Орфей.
- Звери ему не страшны. Он их разметает, как щенков! - сказал друг Геракла Теламон.
- А если он упал в темноте со скалы? - возразил певец. - Тогда ему не справиться со львом.
- Надо искать! - заключил Ясон. - Ты, Тифий, оставайся на корабле. А мы все пойдем, рассыпавшись в цепь, в десяти шагах друг от друга.
Сказано - сделано! Прошли герои не более парасанга, как раздался крик:
- Он был здесь!
Орфей натолкнулся на обломок весла. Все сбежались, полагая, что где-то недалеко и Геракл.. Вскоре отыскали и пень со следами секиры.. Из этой сосны Геракл намеревался сделать весло. Вот и срубленный ствол. Бродили по лесу герои до темноты, а затем вернулись на корабль.

Утром Тифий посоветовал поднять якорь и отплыть, пока дует попутный ветер. Ясон, кивнув головой, сделал знак, что согласен с кормчим. Но едва герои взошли на корабль и ветер надул парус, как Теламон начал бить себя в грудь.
- Что же вы послушны, как овцы! - вопил он, обращаясь к героям.
- Словно бы вы оставили в Мизии какого-нибудь негодного раба, а не Геракла, достойнейшего из нас. Не потому ли Ясон поспешил отплыть поскорее, его не дождавшись? Соперник ему ни к чему.
Вспыхнул Ясон и, сжав кулаки, бросился к Теламону. И скоро бы на корабле бой разгорелся и палуба обагрилась кровью. Но вдруг с левого борта из гудящего моря поднялась голова, покрытая зеленой тиной, и Тифий увидел старческое лицо и лоб в ракушках, как в бородавках.
- Главк! - крикнул Тифий. - Морской старец Главк!
Все ринулись к левому борту, так что корабль накренился.
- Оставьте тревогу! - прохрипел Главк. - Сердца свои успокойте. Знайте, что жив сын Алкмены и Зевса. Он удалился, рыдая, что не увидит Колхиду и не сможет помочь в добыче руна золотого. И не похитил его бог, к нему благосклонный, желавший избавить его от опасностей моря. Роком ему суждено, для безбожного Эврисфея в Аргосе полных двенадцать трудов, напрягаясь, исполнить.

Молвил он так и, нырнув, погрузился в шумящие волны. Долго царило молчание, Теламон его первым нарушил:
- Не сердись, Эсонид, если я, неразумный, перед тобой погрешил и словом дерзким обидел. Виной тому была грусть по любимому другу. Давай же слова, что рождают вражду, отдадим встречному ветру. Пусть он их развеет!
Обнял Ясон Теламона и прижал его к груди, но не успел ответить. С кормы послышались звуки кифары и божественный голос Орфея:

Где бы ты ни был, Геракл, какие бы злые напасти
Судьбы тебе ни послали, ведай, мы сердцем с тобою.
Груз ли придется поднять непомерный, знай, наши плечи
Рядом с твоими и руки тяжесть тебе облегчают.
Тот обломок весла, что ты бросил в лесу, удаляясь,
В жирную землю воткнем, и поднимется древо Геракла,
Пышные ветви раскинув, чтобы тенью его насладиться,
Путь многотрудный в Колхиду повторят другие герои.



В стране бебриков

Ветер, не стихая ни на миг, носил "Арго" по волнам день и ночь напролет. Но с зарей он внезапно затих, и безжизненно опустились паруса. Увидев выдающийся в море мыс, мореходы сели за весла и вскоре к нему пристали.
Первое, что открылось их взгляду, был загон для скота, а за ним ручей. Захватив кожаные бурдюки, направились аргонавты к ручью, чтобы пополнить запасы воды.
И в это время из-за укрытия вышел муж атлетического телосложения с изогнутым посохом в руке.
- Эй вы, бродяги морские! - крикнул он, дерзко выпятив грудь. - Знайте, что вы высадились на землю бебриков. Ими правлю я, Амик, мать моя нимфа из вифинской земли. Посейдон, потрясатель земли - мой родитель. Мною установлен закон: никто этой страны не покинет, не испытав моей силы в кулачном бою.
Вот когда аргонавты еще раз пожалели, что нет с ними Геракла.
- Как нам быть? - обратился к друзьям Ясон. - Может быть, вернуться на корабль и отплыть? Ведь не для нас установлен его закон. Вперед выступил Полидевк.
- Негоже нам показывать варвару спину. Дозвольте, я с ним сражусь и испытаю богами данную мне силу.
- Иди, Полидевк! - молвил Ясон за всех.
Сделав вперед три шага, герой скинул на землю дивно сотканный хитон.
- Кто бы ты ни был, придержи свой язык, нечестивец. Если закон здесь такой, я готов его соблюсти.
Так безстрашно сказал Полидевк. Амик же, услышав эти слова, побагровел от ярости, сбросил черный плащ, откинул тяжелый посох из дикой горной оливы. Устремив на героя взгляд, жаждущий крови, он проревел:
- Бери без жребия, какие желаешь, ремни, сам я их делал, разрезая бычьи шкуры. В этом деле я ловок, а умел ли в бою, сам убедишься.
Слуга Амика бросил на землю четыре ремня, и Кастор, выйдя вперед, взял пару, не глядя. Тотчас же он обмотал ими руки брата и, шепнув несколько ободряющих слов, удалился.
Бойцы, подняв обе руки перед лицом, приближались друг к другу. Амик выбросил кулаки вперед и начал теснить героя. Тот же не отнимал рук от лица, нагибался или отбегал в сторону. Амик изловчился и взмахнул руками, метя в голову, но кулак угодил в плечо. Отступив на шаг, Полидевк нанес великану страшный удар в ухо, тот покачнулся, упал на колени и, помедлив, свалился на землю.
Ликующий рев вырвался из уст аргонавтов. И бебрики также не остались равнодушными. Они устремились на Полидевка. Тогда и герои вынули мечи и ринулись навстречу нарушившим правила боя. Недолго длилась битва. Бросив убитых и раненых, бебрики бегом направились к своим жилищам. Но там уже хозяйничали их соседи мариандины, воспользовавшиеся суматохой, чтобы отомстить своим злейшим недругам.
Всю ночь оставались аргонавты на берегу, принося жертвы безсмертным богам и перевязывая раны, полученные в битве. Утром же, едва Гелиос осветил холмы, они, нагрузив корабль овцами бебриков и другой добычей, тронулись в путь.
Вскоре слева и справа по борту показались скалы, образующие пролив. Волны стали круче, грозя выбросить "Арго" на камни. Но эта опасность не пугала, ибо кормчим был Тифий.


  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 05.01.2011, 18:48   #39
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

Финей


На другой день корабль пристал к берегу.
Выйдя на сушу, герои увидели дом, сложенный из белого камня. Не дымил очаг. Тропинка к дому заросла травой. Дверь, едва державшаяся на петлях, была во многих местах пробита словно ударами мощных копий. Присмотревшись, путники увидели, что ровные отверстия имеются и в стенах.
- Это заброшенное жилище, - сказал Ясон. - Но мы можем провести в нем ночь.
До порога оставалось несколько шагов, когда дверь отворилась и показался старец. Он был бледен и худ. Руки его дрожали. Споткнувшись о порог, старец упал.
- Да он слеп! - воскликнул Линкей, помогая старцу подняться и вводя его в дом.
Внутреннее помещение напоминало хлев или птичник. Пол был завален перьями. На столе громоздились нечистоты. Стряхнув мусор с деревянного топчана, герои усадили туда старца и сами расположились вокруг него.
- Да, я слеп! - проговорил старец слабым голосом. - И по собственному неразумию. Мое имя - Финей. Я царствовал во Фракии и умел предсказывать будущее, из жалости к смертным открывая, что их ждет. Аполлон счел, что я позволил себе слишком много, и лишил меня света. Но этого показалось ему мало. Он наслал на меня чудовищных полудев-полуптиц гарпий. Они прилетают, как только я сажусь за стол, и пожирают мою пищу. Я бы наложил на себя руки, если бы не знал, что моим мукам придет конец, когда явятся сюда смельчаки, среди которых будут два сына Борея.
- Это мы Бореады! - радостно воскликнули Зет и Калаид.
Финей недоверчиво повернул голову.
- Подойдите ко мне ближе!
Бореады выполнили его просьбу. Старец провел пальцами по лицу Зета и, поднявшись, нащупал за его спиной мощные крылья.
- Мы тебе поможем во всем, что в наших силах, - добавил Ясон. - Зрения не возвратить, но гарпиям..
- Не произноси громко этого имени! - взмолился Финей. - Они уже там..
Послышалось хлопание крыльев.
Выхватив меч, Ясон кинулся к двери и вышиб ее ударом ноги. Снаружи никого не было.
- Странно! - проговорил он, переступая через порог. - Я их слышал.
- Сейчас увидишь, - произнес старец, протягивая руку к засохшей лепешке на краю стола.
И тотчас стало темно, словно опустилась вечная ночь. Гарпии кружились над домом, издавая отвратительные крики, сливавшиеся с хлопанием свирепых, безпощадных крыльев. Некоторые девы-птицы падали с лету, подобно ястребам, на добычу, и тогда можно было разглядеть горящие злобой выпуклые глаза и страшные изогнутые когти.
Финей в ужасе отбросил лепешку, и птицы, словно выполняя чью-то команду, разом ринулись в сторону моря.
Бореады взмахнули крыльями и пустились вдогонку чудовищам. Аргонавты с тревогой смотрели вслед смельчакам, не зная, как им помочь. Удастся ли им догнать гарпий? Смогут ли двое справиться с огромной стаей? Не вмешается ли в битву тот из богов, кто направил их против Финея? Прошло немало времени, пока уставшие от напряжения глаза уловили в небе две точки. Это могли быть птицы. Но нет, видны очертания человеческих тел. Конечно, это Бореады! Они опустились рядом с домом и сразу же оказались в объятиях друзей.
- Бой был тяжелым? - спросил Ясон первым.
- Боя не было! - радостно выдохнул Зет, складывая крылья за спиной.
- Ирида охватила своей разноцветной дугой полнеба! - пояснил Калаид. - Она попросила не убивать гарпий, и мы повиновались.
- Да! Да! - подхватил Зет. - Она обещала от имени Зевса, что гарпии оставят Финея в покое.
- Как мне отблагодарить вас, мои спасители! - проговорил Финей, едва сдерживая слезы. - Избавление от чудовищ надо отпраздновать. В подвалах у меня много снеди. Давайте устроим пир.
Аргонавты с радостью приняли это предложение. Прежде всего они очистили дом от перьев и зловонного помета. Потом они отнесли старца к морю, омыли его в волнах и дали новую одежду. Разожгли очаг. Закололи отборных овец, привезенных с собой на "Арго". Накрыли столы и сели за них, помолившись богам.
Впервые за несколько месяцев Финей смог насытиться. Когда же к нему возвратились силы, он отодвинул миску и сказал:
- Слушайте меня, друзья! Я не смею раскрыть вашу судьбу до конца, но боги разрешили предупредить о ближайших опасностях. Встретятся вам два иссиня-черных утеса, словно грудью преграждающие путь в Колхиду. Вкруг них всегда вздымаются волны, страшно кипя. Стоит лишь кораблю, лодке или птице между ними проплыть, они сходятся с дикой яростью. И вот вам совет. Возьмите на корабль голубку и держите ее наготове, ибо и пернатые могут спасти смертных, если на это воля богов.
Долго еще вещал Финей. Аргонавты слушали молча, стараясь запомнить каждое слово.
Затем, соорудив на берегу алтарь и возложив на нем жертвы, герои взошли на корабль и сели за длинные весла.

Последний раз редактировалось Маруся; 17.06.2016 в 16:29..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)

Старый 06.01.2011, 11:16   #40
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,280 : 1,473
По умолчанию

Симплегады


Судно шло, раскидывая носом белую пену.
Затаенная мощь моря напоминала о себе, когда в борт ударяла волна, обрушивая на палубу фонтан брызг. По правому борту тянулся берег, то ниспадавший в море голыми каменными складками, то покрытый деревьями с зелеными кронами.
Издали доносился грохот, напоминавший удары гигантского молота. И поняли герои, что приближаются сталкивающиеся скалы, о которых предупреждал Финей. Один из героев с голубкой в руках вышел на нос. По команде Тифия остальные спустились к скамьям, чтобы взяться за весла по двое.
Вот и они, Симплегады, окруженные пенистым водоворотом. Отделенные друг от друга не более чем на сорок локтей, они сталкивались время от времени, видимо, потому, что между ними что-то проплывало. Приблизившись, герои увидели сотни раздавленных рыб. И не было на корабле ни одного, чье сердце не сжалось бы от страха. Ведь перед ними не враг, которого можно осилить, сразить копьем, а бездушные каменные громады, убивающие все живое.
Гигантские горы совсем рядом, так что казалось - можно было дотянуться до них веслом.
- Голубку! - приказал Тифий.
Брошенная сильной рукой птица понеслась между скалами. Они сошлись со страшным треском, оглушившим героев. Но все видели, что голубка проскочила и скалы задели лишь ее хвост.
- Весла! - яростно крикнул Тифий, не дожидаясь, пока скалы займут свои прежние места.
Корабль понесся со скоростью стрелы, но героям казалось, что он еле движется. Снова послышался треск, уже сзади. Оглянувшись, герои увидели, что скалы сошлись, оторвав край кормы. Но радоваться было еще рано. Возникший от удара скал водоворот едва не втянул судно назад, в образовавшееся мгновенно пространство.
Тифий сильным ударом кормового весла пропустил гигантскую волну под киль и крикнул:
- Гребите что есть сил!
Согнулись весла под мощью рук, но "Арго" не двигался с места. И тут произошло чудо! Герои подняли весла и не успели их опустить как корабль рванулся вперед, подальше от скал, словно его подтолкнула чья-то невидимая рука.
- Кажется, мы спасены! - сказал Тифий, вытирая вспотевший лоб.
- И не без помощи Афины! - добавил Ясон, становясь рядом с кормчим. - Это она вложила в корабль свою силу, когда над ним работал Арг. А сейчас она толкнула судно своей могучей рукой.
- Смотри! - крикнул кормчий.
Ясон повернул голову и увидел, что на нос корабля опустилась безхвостая голубка.
Тифий приказал растянуть пошире парус и отдать его дуновению попутного Зефира. "Арго" понесся со скоростью птицы, летящей в небесных высях. Справа потянулся скалистый берег, прерываемый лишь реками, низвергавшими в Понт мутные воды.
Войдя в одну из этих рек, аргонавты оказались на земле, которой правил Мариандин, один из сыновей Финея. Узнав о помощи, которую герои оказали его отцу, царь встретил их с распростертыми объятиями. Пир сменялся пиром, развлечение развлечением. На одном из пиров царь попросил прибывшего на "Арго" прорицателя Идмона поведать о будущем своих потомков. Идмон, знающий будущее, предсказал, что много лет спустя к этому берегу подойдут корабли и те, кто с них высадятся, воздвигнут великий город. Идмон передал не все, что узнал от Аполлона. Боясь, что царь сменит милость на гнев, провидец не поведал, что пришельцы поработят народ мариандинов.
На следующее утро во время охоты Идмон пал от клыков вепря, ибо боги, открывающие будущее, не терпят корысти. Идмону устроили пышные похороны. Много лет спустя, когда появился великий город Гераклея Понтийская, погребальный холм Идмона высился на его агоре.
В день отплытия от внезапной болезни ушел в дом Аида кормчий Тифий. На его место у кормового весла встал самосец Анкей.

Последний раз редактировалось Маруся; 17.06.2016 в 16:29..
  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Svetlada (26.02.2015), Аня (16.06.2016)
Ответ


Здесь присутствуют: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)
 
Опции темы Поиск в этой теме
Поиск в этой теме:

Расширенный поиск

Ваши права в разделе
Вы не можете создавать новые темы
Вы не можете отвечать в темах
Вы не можете прикреплять вложения
Вы не можете редактировать свои сообщения

BB коды Вкл.
Смайлы Вкл.
[IMG] код Вкл.
HTML код Выкл.

Быстрый переход



Часовой пояс GMT +3, время: 04:28.


vBulletin skin developed by: eXtremepixels
Copyright ©2008 - 2022, CityCat. Перевод: zCarot
Форум Рассвет Сварога