Тема: Мифы
Показать сообщение отдельно

Старый 20.01.2011, 11:21   #47
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,281 : 1,473
По умолчанию

Снова в Иолке

Знакомый всем до сердечной дрожи зубчатый силуэт Пелиона вызвал на палубе бурную радость. Препятствия позади! Еще немного, и можно будет обнять близких. Наверное, потеряли они всякую надежду на встречу!
Но нет! Их не забыли! Гавань заполнилась людьми, узнавшими издалека если не мореходов, то корабль, равного которому еще не держало море. Чем ближе берег, тем явственнее волнение встречающих. В приветственных жестах вскидываются руки. В воздух взлетают петасы. «Арго» разворачивается и касается левым бортом мола. И еще не успели сбросить к просмоленным столбам корабельные канаты, как Ясон спрыгнул на берег. В его руках шкура, словно расшитая золотыми колечками. Он развертывает ее и вскидывает над головой. Агора и все улицы до акрополя, где высится царский дворец, огласились громовыми криками: «Золотое руно! Золотое руно!»

Вот уже команда на берегу. К мореходам подбегают, целуют, стискивают в объятиях. Ясон ищет нетерпеливым взглядом отца и братьев. Кто - то из толпы говорит: «Не жди! Их убил Пелий». Нет, не так представлял себе Ясон возвращение в Иолк! Он мечтал познакомить отца и братьев с молодой женой, ввести ее во дворец. Теперь он понял, что его послали не за золотым руном, а на верную гибель.
- Не горюй, мой повелитель! - послышался грудной голос Медеи. - Тот, кто тебя обманул, недолго протянет.
Супруги поселились в доме одного из аргонавтов. Первые дни не было отбоя от посетителей. Все хотели узнать о далеком Понте, об опасностях, ждущих мореходов на его далеких берегах, о ценах на лес и на рабов. С улыбкой объяснял Ясон, что ни разу не побывал на агоре и не приценился ни к одному товару, что в его мыслях было одно золотое руно.
Вскоре зачастили другие гости. Они шли к Медее. В городе распространился слух, что Медея - волшебница и может возвращать молодость. К ней тащили старых баранов и охотничьих собак, чтобы превратить их в ягнят и щенят. И конечно, слух об этих чудесах не обошел дворца. Дочери Пелия привели на веревке старого козла.
Медея, орудовавшая во дворе, разожгла дрова под медным котлом. Выкрикивая непонятные слова, она бросала в закипавшую воду травы, видимо, привезенные из Колхиды. Во всяком случае, когда из котла повалил пар, распространился аромат, которым, наверное, пропитан Кавказ. Обходя котел с пляской, Медея бросала в него части разрезанного ею козла, Прошло совсем немного времени, и из котла прямо в руки волшебницы выпрыгнул очаровательный белый козленок.
Ясон, бродивший по городу, увидел, как дочери его недруга несли козленка, ликующе показывая его всем встречным.
Вернувшись домой, Ясон недовольно сказал Медее:
- Я бы на твоем месте не стал награждать этих дур козленком. Зачем отнимать у старого козла Пелия его четвероногого приятеля?
- Ты думаешь, - улыбнулась Медея, - дочерям Пелия нужен козленок? Ясон вспомнил сказанное Медеей в гавани и понял ее хитрость. И в самом деле, вскоре явилась одна из дочерей Пелия и обещала Медее много золота и драгоценностей, если она вернет молодость царю. Долго торговалась Медея, во много раз возросла обещанная награда, прежде чем она, наконец, дала согласие.

На следующий же день после того, как был решен вопрос о цене, привели сестры трясущегося от старости Пелия.
Волшебница неторопливо разожгла дрова под котлом, бросила в воду травы, а разрезать старика предложила самим дочерям, объяснив, что это необходимо для успеха. Кое - как они справились с этим и сами же побросали в котел руки, ноги, голову и части туловища отца. Но сколько они ни ждали, что из котла выпрыгнет младенец или мальчик Пелий, этого не произошло - Медея бросила в воду не те травы.
Узнал о неудаче с омоложением Пелия его сын. Не мог он обвинить чужеземку в убийстве, ибо старца зарезали сестры. Но волшебство, приведшее к смерти, явилось достаточным поводом для изгнания Медеи, а вместе с ней и Ясона из Иолка.
Похоронил безутешный сын останки отца и устроил в его честь пышные погребальные игры, пригласив в них участвовать всех самых славных героев



Месть Медеи


Долго странствовали по землям пеласгов и ахейцев изгнанники, отвергаемые всеми. Нашелся лишь один муж, который принял беглецов. Это был царь Эфиры Креонт, не испугавшийся чар Медеи Супруги нашли в Эфире свой дом. Здесь у них родился первенец, зачатые во время скитаний, а потом еще два сына.
Прошло десять лет, и Креонт стал замечать, что Ясон охладевает к Медее. Как - то во время дружеского посещения дворца на его пути оказалась юная царевна Главка. Ясон пленился ее красотой и, не долго думая, предложил Медее вместе с детьми покинуть Эфиру.
Страшным было горе Медеи. Она, любившая Ясона, никак не могла пенять, как он решился на такое предательство. Во весь голос она кричала и звала в свидетели богов, что Ясон поклялся быть ей верным. Отказываясь от пищи, день и ночь Медея отдавала себя на растерзание мукам памяти. Кормилица пыталась привести к ней детей, надеясь, что это принесет успокоение, но Медея кипела злобой, видя в них отпрысков предателя. Однажды в отчаянии она вышла к женщинам Эфиры, чтобы излить им свою душу. Рассказывая о себе, она рисовала горькую женскую долю, мал с чем отличающуюся от рабской. Весть о том, что чужеземка бунтует женщин, достигла царского дворца. Креонт поспешил к Медее и объявил ей свою волю: она должна немедленно покинуть Эфиру. Изобразив показное смирение Медея упросила царя дать ей один день, чтобы переговорить с Ясоном.
План мести Медея продумала до конца. Встретившись с Ясоном, она смиренно просила его убедить Креонта оставить в Эфире сыновей. Чтобы заручиться поддержкой невесты, она передала ей в дар дорогое одеяние и золоток венец. Не догадываясь, что они пропитаны ядом, Главка одевает их и гибнет - в страшных муках. Погиб и Креонт, пытаясь оторвать одеяние, прилипшее к телу дочери. Желая доставить Ясону еще больше горя, Медея убивает детей2 и на колеснице, запряженной крылатыми драконами, уносится в небо
Недолго после этого прожил Ясон в Эфире. Осунувшийся и постаревший до неузнаваемости, он покинул город, принесший ему столько мук. Его видели бродящим по горам. Пастухи поили его молоком, принимая за нищего. Выходя к морю, он питался скользкими моллюсками или выброшенными на берег раками. Однажды он оказался у полузанесенного песком судна. В его помутневших глазах вспыхнули огоньки. Он узнал «Арго», такую же никому не нужную развалину, как он сам. В потрясенной памяти ожила далекая юность. Он слышал хлопание парусов, треск сталкивающихся скал, голоса друзей, видел воодушевленные надеждой лица. Где они теперь? Ушли ли в царство теней или, как он, доживают свой век, вспоминая о дерзкой молодости, промелькнувшей в виноцветном Понте, как пенный след их корабля?
С моря резко подул Борей. Зябко закутавшись в гиматий, Ясон опустился рядом со старым другом на влажный песок. Разыгравшаяся ночью буря разрушила корабль и погребла старца под его обломками.


Мифы Древней Греции

  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Аня (16.06.2016)