Тема: Мифы
Показать сообщение отдельно

Старый 19.01.2011, 14:01   #46
galant
Мастер
 
Аватар для galant
 
galant вне форума
Регистрация: 02.12.2009
Адрес: г. Санкт-Петербург
Сообщений: 748
Поблагодарил: 4,259
Благодарностей: 12,281 : 1,473
По умолчанию

В долине дракона

Облака закрыли луну, и долина Дракона - так называли место, куда направились Ясон с Медеей, - погрузилась во мрак. Но, приближаясь к священному дереву, можно было увидеть нечто, испускавшее сияние, словно маленькое ночное солнце. Это было золотое руно, укрепленное на высоком суку. Ради него Ясон и его спутники проделали путь, полный опасностей и невероятных приключений. Теперь оставалось взять долгожданную добычу.
Но ведь долина не зря носила имя дракона. Чудище сохранилось не в легендах колхов. Оно, пережив своих собратьев, и теперь обходило дерево днем и ночью, готовое наброситься на каждого, кто к нему подойдет. Кости тех, кто позарился на золотое руно, образовывали вокруг дерева широкую белую полосу.
Несколько мгновений Ясон, затаив дыхание, вслушивался в царапание огромных когтей по утоптанной земле и в громкое квакание, вырывавшееся из груди дракона. Когда же он, сжав меч, сделал шаг вперед, на его плечо опустилась властная ладонь Медеи.
- Не надо! - шепнула она. - Дракон поднимет такой оглушительный рев, что его услышит и Прометей на вершине Кавказа.
Вскинув руки в молитвенном жесте, призвала Медея бога сна Гипноса. Опустившись на корточки, она вылила из захваченных глиняных баночек волшебное зелье, произнося при этом заклятия.
Дракон остановился и завертел плоской головой на длинной гибкой шее; на мгновение она замерла и стала медленно склоняться. Закрылись огромные налитые кровью глаза, и вскоре туша опрокинулась, подминая росшие за белым кругом деревья.
Не теряя ни мгновения, Ясон оказался на спине чудовища, сорвал с сука золотое руно и, продев его под пояс, ловко спрыгнул на землю.
Подойдя к девушке, он сказал ей голосом, прерывающимся от радости:
- Не знаю, что бы мы делали без тебя. Ты - наша спасительница.
- Я не знаю, как я жила до того, как ты появился, словно спустившись с неба, - отозвалась девушка.
- Если так, то едем с нами! - молвил Ясон, обнимая Медею. - Я введу тебя во дворец Иолка моей супругой.
И они побежали что было сил к Фасису. Из города доносились звуки военных труб. Царь собирал войско, надеясь к рассвету вывести его к реке и уничтожить чужеземцев.
Герои были уже на «Арго». Услышав приготовления Ээта к битве, они загасили костер и переместились на судно. Как только Ясон и Медея коснулись палубы, Анкей дал знак гребцам. Ударили весла по черной воде. «Арго», словно чувствуя опасность, летел как камень, выпущенный из пращи. Еще до рассвета судно вышло из реки в открытое море.




Обратный путь


И снова Анкей стоял на корме у руля. Снова тяжелые волны Понта били о борт корабля, снова ветер наполнял паруса, снова, но уже по левому борту, тянулся берег. «Арго» шел не в Колхиду за золотым руном, а возвращался с драгоценной добычей. На палубе, которой еще не касалась нога смертной женщины, слышался окрыленный женский смех.
И никто на корабле, даже прорицатель Мопс, не ведал, что флотилия Ээта, посланная в погоню за беглецами, пройдя не вдоль знакомого аргонавтам берега, а напрямую, уже находится на противоположном берегу Понта, около устья великой реки Истра. Когда же «Арго» приблизился к Истру, стало ясно, что обе стороны реки и острова заняты кораблями и безчисленным войском колхов.
Поняли аргонавты, что им такого воинства не одолеть, и помрачнели. Посоветовавшись, решили вступить в переговоры с колхами, чтобы отдать им беглянку Медею в обмен на безпрепятственное возвращение на родину.
Можно себе представить негодование Медеи, когда она узнала об этом решении.
- Никогда я не думала, - кричала она, - что мужи могут быть такими трусами. Отдать меня, вашу спасительницу, на расправу отцу? Где ваша совесть?
- А что нам делать? - смутился Ясон. - У нас нет иного выхода! Отец тебя простит, но не нас.
- Вступайте в переговоры, как решили, - посоветовала Медея. - но не для того, чтобы выторговывать уступки. Надо заманить моего брата Апсирта. Я вижу, что это он привел флот.
- Что это даст? - спросил Анкей:
- Надо его убить, разрезать тело на части и бросить в море. Пока будут вылавливать труп, мы уйдем далеко.
Не сразу согласились герои с этим планом. Послышались возмущенные голоса:
- Лучше погибнуть самим, чем жить с клеймом предателей!
- Пусть она сама убивает своего брата!
- Я это сделаю! - твердо сказала Медея. И, обратившись к Ясону, добавила: - А ты мне поможешь!

После страшного преступления героям удалось уйти от преследователей. Но всевидящий Зевс от них отвернулся. Вделанный в корму «Арго» кусок додонского дуба от имени Громовержца объявил героям, что им не вернуться в Иолк, если они не очистятся от преступления у волшебницы Кирки, дочери Гелиоса, сестры Ээта.
Чтобы попасть к Кирке, аргонавтам пришлось подняться на север по Эридану, соединяющемуся с Роданом, а по Родану спуститься к озерам, соединяющимся с Тирренским морем. Обогнув огромный залив, берега которого заселены лигурами, «Арго» сделал первую стоянку у острова Эфалии, над которым поднимался дым медеплавилен. Починив весла и набрав воду, аргонавты поплыли на юг, к острову волшебницы Кирки, умеющей превращать людей в животных. Причалив, Ясон приказал никому не спускаться на берег, а сам с Медеей направился в глубь острова. При виде людей животные, наполняющие лес, подбежали к ним, сопровождали их до дворца. В другое время Медея, может быть, и побеседовала бы с какой - нибудь свиньей или собакой, чтобы расспросить об ее человеческом прошлом, но теперь было не до того.
Кирка приняла Медею и ее спутника как желанных гостей. Ведь девушка обратилась к волшебнице на родном для нее колхском языке, сразу же сообщив, что она ее племянница, внучка Гелиоса. Затем она рассказала историю своей любви, поведала о бегстве из Колхиды и преследовании колхским флотом. Но, дойдя до убийства брата, разрыдалась и не могла больше говорить.
Поняла Кирка, что перед нею великие преступники. Это не помешало ей очистить Ясона и Медею от пролитой крови. Но она приказала им немедленно покинуть остров, чтобы не осквернять его землю.
После всех опасностей и переживаний было приятно, оставив корабельные скамьи, сойти на острове феакийцев и прибыть во дворец гостеприимного царя Алкиноя. Но недолог был отдых. Показались паруса огромного флота, посланного вдогонку аргонавтам Ээтом. Посланцы царя требовали выдачи Медеи, грозя иначе взять ее силой.
Припала Медея к коленям супруги Алкиноя, умоляя ее о спасении. Было решено призвать на помощь Гименея. Той же ночью совершилась брачная церемония, а наутро Алкиной объявил посланцам царя, явившимся во дворец за ответом, что Медея - супруга Ясона и отец потерял над нею власть.

С этих пор люди уже не угрожали аргонавтам. Но им не раз еще приходилось испытывать гнев богов. В Ионийском море, когда уже было рукой подать до Пелопоннеса, подул Борей. Подхватив «Арго» как щепку, он девять дней и ночей гнал корабль по бушующему морю, пока не выкинул на пустынный песчаный берег.
Герои сошли на сушу и долго бродили в поисках людей, которые помогли бы освободить судно из песчаного плена. Вокруг не было никого, кроме крикливых морских ворон, кружившихся над «Арго». Их языка не понимала даже Медея.
Потеряв надежду на чью - либо помощь, аргонавты легли на песок, прикрыв головы от палящего солнца краями одежды. Ясон уже задремал, когда вдруг почувствовал, что кто - то теребит край гиматия. Откинув его, он увидел трех темнокосых дев в козлиных шкурах. Одна из них, наклонившись, посоветовала не предаваться отчаянию, а воздать почет матери, которая носила всех в своем чреве. «Понесите ее, как она вас! - закончила дева. - Последуйте за конем Амфитриты».
Девы исчезли внезапно, так же как появились. Ясон сразу же разбудил друзей и рассказал о видении. Долго ломали герои головы, силясь понять, о какой матери и о каком коне говорила нимфа.
Но вдруг из моря выплыл огромный белый конь с золотой гривой. Выскочив на берег, он понесся в том же направлении, в котором Борей гнал «Арго».
- Я догадался! - воскликнул Ясон, шлепнув себя ладонью по лбу. - Матерью нимфа назвала наш «Арго». Ведь он нас носил во чреве. Поднимем его и понесем в направлении, указанном конем.
О том, что Ясон правильно понял волю богов, стало ясно по легкости, с какой герои вытащили из песка судно и взвалили его на плечи. Двенадцать дней и столько же ночей длился переход по Ливийской пустыне. Раскаленный песок обжигал ступни. Жажда иссушала гортань. Невыносимо болела голова. Сухие губы потрескались. Странные видения отягощали мозг. То и дело на горизонте показывались холмы, покрытые деревьями, струящиеся реки, но стоило приблизиться к желанному берегу, как он растворялся в колеблющемся воздухе. Но страшнее всего были змеи. Казалось, будто какой - то враждебный бог собрал их со всей Ливии, чтобы помешать героям достигнуть цели.
Вряд ли кто - нибудь остался бы в живых среди этого полчища гадов, если бы не Медея. Идя первой, она телодвижениями и речью завораживала змей, заставляя их отползать по сторонам и поднимать головы, словно приветствуя пришельцев. Им пришлось идти по коридору, образованному тысячами змей.
И все же прорицатель Мопс наступил на одну зазевавшуюся гадину. Она ужалила его в ногу. Прощаясь с друзьями, герой, прославившийся в битве с кентаврами и Калидонской охоте, поведал, что ему суждено было умереть от укуса змеи и никто, даже сама Медея не могла предотвратить эту кончину.
На следующее утро скитальцы еще издали увидели струящуюся реку. Это было не обманчивое видение, а настоящая река с берегами, поросшими камышом, с животными, шедшими на водопой. Сняв с плеч корабль, путники спустились к реке и пили, черпая божественную влагу ладонями.

Следуя берегом реки, аргонавты вышли к озеру. Впервые за много дней они опустили «Арго» не на песок, а в его родную стихию. Об этом озере герои слышали еще у себя на родине и знали, что оно называется Тритонидой. Никому из смертных еще не удавалось его увидеть. Никому неизвестно, соединяется ли оно с морем, а если есть путь, доступен ли он для «Арго».
Решили принести жертву богу озера, а им, судя по его названию, был Тритон, сын Посейдона и Амфитриты, почитавшийся обитателями многих озер в Фессалии и Беотии. В озеро бросили медный треножник, проделавший путь от Иолка. Едва жертва скрылась под водой, как оттуда поднялось, помахивая зеленой головой, страшилище с пастью, усеянной острыми зубами.
В ужасе отпрянули аргонавты от борта. Тритон же, простирая покрытую чешуей лапу, прохрипел:
- Там выход к морю. Мое озеро соединяется с ним узким проливом. Гребите за мной, а по проливу я вас потащу.
Герои взялись за весла, а когда достигли прохода, бросили за борт канат, замотав его конец вокруг мачты. Схватил Тритон канат зубами и повлек судно. Пролив был настолько узок, что весла упирались в его берега.
В открытом море Тритон, взмахнув своим дельфиньим хвостом, погрузился в пучину. Радостным криком приветствовали аргонавты родную стихию, забыв, сколько она принесла им бед. Высадившись на берег, они воздвигли алтари в честь своих спасителей - Посейдона и сына его Тритона. Отдохнув на суше, утром они взошли на «Арго» и поплыли, гонимые Зефиром.
Десять дней длилось плавание по густокудрому морю. Мореходы не знали забот. Посейдон охранял «Арго» от бурь, подводных камней и мелей. И все же не сумел он предотвратить преграды, что стала на пути героев.
«Арго» приблизился к Криту, где надо было запасти пресной воды перед последним рывком к берегам отчизны. Выйти на берег мешал Талое. Несколько дней аргонавты оплывали остров, надеясь утомить исполина. Но он появлялся повсюду, швыряя в «Арго» куски скал. Пришлось прибегнуть к чарам Медеи. Она усыпила Талоса взглядом. Упал медный страж. При падении на землю выскочил гвоздь, замыкавший на его теле жилу. Вытекла вся кровь, сходная с расплавленным свинцом, и Талое с грохотом свалился с утеса.
Набрав воду и воздвигнув алтарь Афине Минойской, герои уселись на скамьи, весла вспенили воду, и «Арго», раздвигая волны острой корабельной грудью, понесся к берегам Гемонии.


  Ответить с цитированием
Сказали спасибо:
ivettalen (11.08.2013), Аня (16.06.2016)